Pictures and stories

photography, drawing: flowers, architecture, street photo; verse, prose

Времена года. Пернатый змей (Подарок на день рождения)

***********************************************************************************************
Времена года. Пернатый змей (Подарок на день рождения)
https://ficbook.net/readfic/6156460
***********************************************************************************************

Направленность: Слэш
Автор: Under Queer Sky (https://ficbook.net/authors/1700413)

Беты (редакторы): Шиппер хочет ОТП
Фэндом: ОриджиналыПерсонажи: Тони/Алекс, их родственники и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: Романтика, Ангст, Флафф, Фэнтези, Мистика, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Занавесочная история, Учебные заведения, Соулмейты, Первый разПредупреждения: Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Миди, 63 страницы
Кол-во частей: 22
Статус: закончен

Описание:
Подарки на день рождения иногда бывают неожиданными.
Зимняя сказка.

Публикация на других ресурсах: Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Думаю, как отдельная история, текст читается тоже.

Зарисовка, по крайней мере на сегодняшний день. О краткости текста знаю, но «рюшечки» с «кружавчиками» буду добавлять потом, если осилю.

В этой альтернативе Алекс и Тони ровесники. Алекс уже нашел себе учителя в магии – Алису, ему 19 лет в начале истории. Тони немного младше Алекса – ему исполняется 18. Они – однокурсники в университете.

Тони живет с матерью. Алекс тоже живет со своими родителями. Родители обоих – обычные люди, способностями к магии не обладают.

Свою ориентацию, которую Тони осознал пару лет назад, он никому пока не раскрыл. В его восемнадцатый день рождения кое-что изменится.

Все события и герои вымышлены. Любые совпадения с реальными личностями случайны.

—–

Серия “Времена года”.

Сборник:
https://ficbook.net/collections/7511890?sort=author

Иногда переписываю текст, добавляю новые части или перекомпоновываю, когда проявляются новые подробности историй.

Музыка к истории: Felix Mendelssohn, Violin Concerto in E Minor, Op. 64

========== Мы же друзья ==========

На земле мы не навсегда, лишь на время…
© неизвестный индейский автор

— Привет, — Тони открыл дверь.

Он сдержанно улыбнулся, увидев своего приятеля Алекса. Тот стащил шапку и тряхнул своей русой гривой.

— Бр-р-р, как же ж там уже промозгло! Привет!

Алекс подал руку. Тони машинально пожал ее, отмечая, что она мокрая и холодная. А Алекс — красив, как смертный грех, даже вымокший под ноябрьским дождем. Он тайно упадал за ним вот уже больше года, с тех пор как увидел на первой паре. Сел тогда рядом и всячески старался поддерживать отношения. Так они и «подружились». По ночам не раз фантазировал о том, как занимается сексом, нет, не сексом, любовью с ним, но открыть свои чувства пока так и не решился.

— Поздравляю с днем рождения! — сказал Алекс, разувшись и сняв куртку.

Тони невольно, как обычно, засмотрелся на стройное, гибкое и сильное тело друга. Но, конечно же, тоже как всегда, не позволил себе коснуться его даже в полутемной прихожей.

— Спасибо!

— Теперь ты можешь поговорить с Тедди, как хотел.

— Ой, не напоминай, — скривился Тони.

— Все пройдет хорошо, — дружески похлопал его по спине Алекс.

Из гостиной выглянула мать Тони, чтоб узнать, кто пришел. Увидела Алекса. Тот вежливо поздоровался. Дарья, мать Тони, кивнула и ушла смотреть новую серию своего любимого сериала — из «зомбоящика» как раз понеслись потоки ругани. Тони вздрогнул. Он ненавидел телевизор и еще два года назад пообещал себе, что когда он будет жить сам, этой гадости у него не будет.

— Идем ко мне в комнату, — позвал он Алекса.

Тони прикрыл за ними дверь. Вопли, доносящиеся из гостиной, несколько поутихли. Он смотрел на Алекса, подошедшего к его столу, ухмыльнувшегося при виде конспекта, а затем направившегося к нему.

— У меня для тебя есть подарок, Ти.

— Не стоило беспокоиться, — смутился Тони.

Алекс подошел вплотную к другу. Тот невольно попятился. Алекс снова подошел ближе, припирая Тони к двери. Они были примерно одного роста. Алекс смотрел ему сейчас прямо в глаза и Тони не мог отвести взгляд.

— Ти, я уже два месяца мучаюсь. Все не знал, как начать разговор.

— Разговор… — растерянно произнес Тони. — О чем?

— О нас. О наших отношениях.

— Мы же друзья? — прошептал Тони, чувствуя, что у него подкашиваются колени.

Алекс тем временем подошел к нему еще ближе.

— Я не хочу дружить с тобой, Ти…

— Как…

Тони, ошеломленный словами друга, ощутил, как ему на глаза наворачиваются слезы от обиды за несправедливость. Что он сделал такого, что Алекс, Ал, с которым он мог хотя бы дружить, если уж не встречаться, больше не хочет его знать?!

— Ти, я хочу другого…

— Чего?! — Тони с трудом контролировал свой голос, чтоб не сорваться на крик от боли, разрывающей ему сердце.

— Я хочу любить тебя, Ти… — шепнул Алекс.

— Что?.. — онемевшими губами еле слышно спросил Тони.

— Я больше не могу скрывать свои чувства к тебе, Ти. Я люблю тебя. Не как друга. Ты… Ты примешь мой подарок? Ты позволишь любить тебя?

Тони чувствовал как земля уходит у него из-под ног. Не может быть, не может этого быть…

— Ал… Я…

— Ты не гей, да?! — огорченно перебил его Алекс. — Я так боялся этого! Но лучше уж получить отказ, чем мучиться. Я больше не могу, Ти! Скажи все как есть!

— Ал, я… — Тони прокашлялся. — Боже мой… Я больше года подыхаю от любви к тебе! Боюсь прикоснуться лишний раз, чтоб ты не подумал, что я… Ну…

— Это… Это правда? — Алекс с трудом выговаривал слова.

— Правда, — кивнул Тони.

Он посмотрел на друга. Нет, не на друга! К черту эту треклятую «дружбу»! Тони не отодвигался от Алекса больше. Он оттолкнулся от двери и смотрел любимому в глаза, нащупал рукой задвижку и запер их в комнате. Ощутил, как Алекс несмело обнимает его. Он обнял в ответ. Прикрыл глаза и едва коснулся губами губ возлюбленного, стесняясь почти до потери сознания.

— Мой Ти… — еле слышно шепнул Алекс.

— Твой… А ты мой…

— Твой…

— Навсегда…

— Навсегда.

========== Черт, черт, черт ==========

— Ал, нас закопают живьем, если узнают, что мы не просто друзья, — прошептал Тони.

Алекс дрожал. Он не мог остановиться. Целовал любимого в шею, прижимался всем телом к нему. Тони тем временем теснил его от двери на середину комнаты. К счастью, Алекс слышал щелчок задвижки. Если мать Тони захочет войти, они хотя бы успеют сделать вид, что между ними ничего не было. Колени у него подгибались. Он невольно терся о гибкое, плотное тело Тони, сводящее его с ума уже год, а может и больше. Сейчас же, после того, как друг ответил ему взаимностью, все внутри него кричало: «Люблю!» Но Тони был прав. Если он сейчас выразит то, что он чувствует так, как этого хотелось, их не пощадят.

— Сбежим от них!

— Куда, как? — горько усмехнулся Тони.

— Не знаю… Люблю… Господи, как же я люблю тебя! — шептал Алекс. — Ти… Ти… Ты ведь мой, правда?

— Я уже больше года твой! По крайней мере в своих фантазиях. Почти каждую ночь с ума схожу!

— Почему ты молчал?!

— Не знаю, Ал… Боялся, наверное. Боялся потерять тебя. Пусть хотя бы как друг ты был рядом. Я мог смотреть на тебя, разговаривать с тобой, изредка прикасаться, мечтать о тебе… А ты?

— И я тоже, — грустно вздохнул Алекс. — Сколько времени мы потеряли!

Алекс ощутил, как теперь уже Тони целует его в шею. Как его рука касается бедра, осторожно, бережно… Его затрясло. Так и кончить недолго!

— Ти! Ты что делаешь?!

— Принимаю свой подарок, — шепнул Тони.

— Я не выдержу!

— Я хочу тебя! Больше года хочу!

— Мы должны найти место, где нам не помешают, Ти! Я умру без тебя!

— Мы найдем его, Ал… Я не хочу умирать… Хочу жить… С тобой… До конца…

Алекс ласкал Тони в ответ. В глазах у него темнело. Несмотря на то, что девушки оказывали ему знаки внимания, он так и не начал ни с кем встречаться. Все его мысли занимал Тони — тихий парень, незаметно пробравшийся в его жизнь, со всеми своими книжками и мечтами. Темноволосый, кареглазый. Кажется, прошлой осенью, через пару месяцев после того, как они начали общаться, он осознал, что неравнодушен к своему новому приятелю. И чем дольше он скрывал свое чувство, тем сильней оно разгоралось. Он шалел, когда незаметно для всех, о, Алекс умел скрываться, рассматривал своего друга. Любовался его стройным телом и тайно мечтал о том, как однажды… Да, пусть это «не так», «неправильно», но однажды он будет любить его… Как мужчина… И это… Для него это тоже будет «так»! И плевать на предрассудки! Он позволит Тони… Позволит все, стоит лишь тому глянуть своими темными глазищами на него и приоткрыть свои губы…

— Ти, ты меня доведешь!

— До чего?.. — вкрадчивый шепот заполнял собой его душу.

Алекс дышал часто-часто…

— Черт! Черт, черт, черт! Ну ты и гад, Ти!

— Ты знаешь, где ванная, — тихо сказал Тони, бессовестно улыбаясь. — Хотя я бы предпочел узнать, каков мой подарок на вкус.

Алекс вспыхнул.

— А ты, оказывается, развратный тип, — буркнул он смущенно.

— Угу. Еще какой.

Алекс заперся в ванной, надеясь, что не привлекает внимания. Вытерся, мыл руки и пытался прийти в себя. Почему-то вспоминал, как не раз после пар, когда не было занятий с Алисой, он шел следом за Тони в библиотеку. На втором курсе даже учиться стал лучше, хотя в школе не очень-то любил учебу и не ожидал от себя больших успехов в университете. Он любил практические занятия и странные задания, которые получал от наставницы, не раз представлял себя «полевым агентом», а Тони… Тот всегда был рядом, даже когда забивался в дальний угол в читальном зале с тяжеленным фолиантом в обнимку.

Десять минут назад это забывшее вовремя постричься чудовище довело его до оргазма и довольно улыбнулось. А он… Он готов был выполнять и его мечты. До конца. От осознания этого Алексу стало очень страшно. И больно. И так хорошо, как не было еще никогда за все его вот уже девятнадцать лет жизни.

========== Я согласен ==========

На следующий день на занятиях Алекс был сам не свой. После их признания друг другу они с Тони открыли дверь и вели подчеркнуто непринужденный разговор ни о чем. К счастью, на лекциях они и раньше сидели часто за одной партой, поэтому, когда Тони вошел в аудиторию и сел рядом, Алекс, как ни в чем не бывало, сказал ему:

— Привет!

— Привет, — услышал в ответ любимый голос.

Он вытащил свой телефон и написал смс: «Счастье мое».

Увидел, как Тони читает его.

«Ты сумасшедший!» — получил через пять минут сообщение.

«Ага».

***

Алиса посмотрела на своего ученика, опоздавшего на пятнадцать минут.

— Алекс, что случилось?

— Извини, учитель, — ответил Алекс. — Это больше не повторится.

— Я наблюдала сегодня за тобой на лекции, ты был очень невнимателен.

Алекс только пожал плечами.

Алиса сосредоточилась и изменила свое восприятие, видя энергию ученика. Тот так и не вышел из состояния прострации. И вдруг она заметила… Она и раньше видела нити его связи с другим человеком, более значимые, чем обычные отношения коллег или приятелей, но не рассматривала подробности, да и вмешиваться в личную жизнь Алекса не хотела. Сейчас же эти нити просто-таки пылали, их стало больше и они укрепились, тонкие паутинки будто становились светящимися канатами. Не обратить внимание на них было невозможно. И она… О да, она знала, что это, ведь сама пару лет назад прошла через подобное!

— Алекс?

— Да, Алиса, — горестно вздохнул тот, явно ожидая нагоняя.

— Алекс, ты знаешь, что вольно или невольно ты выполнил магическую задачу, удача даже обнаружить которую выпадает не всем?

— Что-что? — удивленно переспросил наставницу Алекс.

— Ты нашел энергетически совместимого с тобой человека, твоего потенциального партнера и ваш контакт был удачным. Проще говоря, ты нашел свою любовь и свою «вторую половинку».

Алекс растерялся:

— Как? Как ты узнала, Алиса?!

— Маги видят подобные связи, а твоя сейчас сияет как солнце. Не бойся, мы не выдаем своих. Даже под пытками маги инквизиции коллег не выдавали, — улыбнулась она. — Пусть он поскорее подойдет к Тедди, у того как раз нет ученика, и начнет обучение.

— Что, и кто это, видно?! — расстроился он.

— Видно. А я помню своих студентов. Береги свою удачу и свое счастье, охотник, — тихо сказала она.

— Спасибо, учитель! — ответил Алекс. — Буду. Буду всегда.

***

— Нас спалили, — тихо и мрачно сказал Алекс Тони.

Он пошел к нему в гости вскоре после того, как Алиса отпустила его пораньше, разрешив пока немного отдохнуть и прийти в себя. Шмякнувшись на кушетку, на которой спал Тони, Алекс сделал вид, что очень заинтересован книжкой, на которую «удачно» приземлился. Книг у Тони было много, в том числе и на кровати. Алекс мечтал, что скоро любимый все-таки будет спать хоть иногда, хоть недолго с ним в обнимку, а не со своими пылесборниками.

На улице валил дождь со снегом и прогулка, на которой они бы могли спокойно поговорить, а может и поцеловаться пару раз в каком-нибудь месте потемнее, отменялась.

— Кто? — так же тихо, почти шепотом спросил Тони, садясь на другой край кровати.

— Алиса. Обещала не выдавать, «обрадовала», что маги все увидят и поймут кто с кем, и сказала, что мы с тобой энергетически совместимы, потенциальные партнеры и «вторые половинки», — улыбнулся Алекс. — И еще сказала, чтоб ты к Тедди шел поскорее, пока он себе кого-то не нашел.

— Ох…

— Давай-давай, не съест он тебя. У тебя все получится, не бойся ты так.

— Спасибо, не буду, — пробормотал Тони.

— Я кстати фоток продал. Нам должно хватить на то, о чем мы с тобой говорили.

— И когда ты все успеваешь?

— Не сижу по библиотекам столько, сколько ты, — хохотнул Алекс.

— Я в аспирантуру хочу, — тихо сказал Тони.

— Да знаю, — вздохнул Алекс. — Значит добытчиком у нас в семье буду я!

Тони посмотрел на него. А до Алекса внезапно дошло, что он только что выдал.

— Ал, ты серьезно, да?

— Ти… Я…

Алекс смутился, покраснел, потом побледнел. А потом сглотнул и глядя любимому в глаза, твердо ответил:

— Да.

Тони не мигая смотрел на него. Затем ответил:

— Я согласен.

Они сидели на разных краях кушетки и только смотрели друг на друга.

— М-да… Предложение руки и сердца до секса — это очень старомодно, — хохотнул Тони.

— Плевать, — прошептал Алекс. — Сбежим отсюда и поженимся.

— Тогда нужно учить языки и искать пути, как свалить туда, где мы сможем это сделать и жить нормально, — сказал Тони.

— Значит выучим, — все так же тихо и серьезно сказал Алекс.

— Подготовка к побегу объявляется начатой, — невольно снова улыбнулся Тони.

— Да. Ти!

— М?

— Давай хоть ненадолго на улицу выйдем?

— Там погода мерзкая.

— Ты меня, типа, до дома проведешь.

— Ладно, идем.

========== Раньше я отворачивался ==========

Тони поднялся и стал переодеваться, совершенно забыв о том, что он не один.

— Ти… — еле слышно простонал Алекс.

— Что? — удивился Тони, сняв домашние штаны и натягивая джинсы.

— Я же не железный! А ты тут стриптиз устраиваешь!

— Раньше переодевался при тебе, — пожал плечами Тони.

— Раньше я отворачивался, а теперь не могу больше!

Тони тем временем надел свитер на футболку, чтоб не возбуждать Алекса еще и лицезрением своего торса, и пошел в гостиную.

— Мам, я уйду ненадолго. Скоро вернусь.

Мать глянула на него.

— Там же погода плохая?

— Я быстро. Пойду Алекса проведу и вернусь.

— Ладно. Мусор вынеси заодно.

— Хорошо.

Они вышли из подъезда. Тони поежился: поздно вечером дождь превратился в хлопья мокрого снега. Алекс тоже невольно вздрогнул.

— Идем сначала на мусорку, — сказал Тони.

— Ну идем.

Неподалеку от места, куда полагалось выносить мусор, был небольшой парк. Когда-то в этих местах был монастырский сад, но затем светское государство выгнало монахов из келий, сад превратили в парк, а на территории монастыря построили учебные корпуса одного из ВУЗов. Они шли по дорожкам, направляясь туда, где не было фонарей, не ходили люди. Впрочем, в такую погоду даже собачники ограничивались быстрой пробежкой с животным к ближайшему газону.

Алекс, осмотревшись, притянул к себе любимого, а затем припер его к дереву. Тони только тихо застонал.

— Еще раз стриптиз при мне устроишь — я тебя трахну, и мне будет все равно, есть еще кто-то в доме или нет, — угрожающе прошипел Алекс.

Тони прикрыл глаза.

— Да…

Алекс впился ему в губы. Он целовал жадно, быстро. Тони отвечал на поцелуй, ловил каждый вздох возлюбленного, смешивающийся с сыплющимся на них снегом и дрожал от возбуждения и счастья.

— Я найду хату, — сказал Тони, когда Алекс оторвался от его губ и начал целовать в шею.

— Да… Да… Хочу тебя!

— Ал, нам пора…

— Не могу, не могу тебя отпустить, — простонал Алекс.

— Я тебя тоже. Скоро мы будем вместе.

— Ти, там же надо еще всякое…

— Я куплю все. А ты хоть знаешь, как это делается?

— Нет, — признался Алекс. — У меня ни с кем не было, ни с девушкой, ни с парнем.

— И у меня…

Тони внезапно стало тепло, как летом. У Алекса никого не было! Его Ал… Он будет только его и больше ничей! И он, он тоже. И от всех этих романтичных мечтаний он чуть не начал шмыгать носом. Хотя, в такую погоду неудивительно.

***

Через пару дней им удалось снять небольшую студию на день. Хозяин ненавязчиво поинтересовался, будут ли они сами или с кем-то еще. Парни солгали, конечно же, что квартира им нужна для встречи с девушками. Мужик оценивающе их осмотрел, масляно ухмыльнулся и больше вопросов не задавал. Сказал только, чтоб в чистоте жилье оставили. «А как же», — подумал Тони.

В субботу утром, наврав еще и родителям о том, почему каждого не стоит ждать раньше двенадцати, они встретились в центре города. Хорошо, что хотя бы дождь, ливший последние дни, прекратился.

========== Ты мне кое-что обещал ==========

Войдя в квартиру, они сбросили куртки. Тони стащил и свитер с себя. Под свитером у него ничего не было. Он посмотрел на Алекса, задергивающего шторы на окне, подошел к нему и улыбнулся:

— Ты мне кое-что обещал, если я раздеваться при тебе начну.

Алекс схватил его в охапку.

— Ти, мой Ти!

— Твой, — закрыв глаза, шепнул Тони.

Алекс зацеловывал его шею, плечи, ключицы и чувствовал, что еще немного и он кончит только от того, что обнимает и целует любимого.

— Господи, какой же ты классный! Люблю, люблю!

— Ал, ты меня доведешь!

— А ты — меня!

— Мы же так даже до постели не доберемся, — засмеялся Тони. — И на тебе больше одежды, чем на мне. Это нечестно!

Он расстегивал рубашку Алекса, а тот пытался расстегнуть ремень джинсов Тони.

— Ну и пофиг, что не доберемся!

Алекс наконец справился с джинсами друга.

— Ал!!! Что ж ты творишь?!

— Люблю тебя…

Тони кончил почти сразу после того, как любимый коснулся его члена. Пара движений — и звезды взорвались у него перед глазами, а колени подкосились.

— Страшная месть за то, что я тебя довел?

— Ага, — счастливо улыбаясь, — ответил Алекс.

Тони расстегнул джинсы любимого и взял и его за член. Вскоре Алекс тоже не выдержал.

— Один — один, — улыбнулся и Тони.

— Засранец!

— От засранца слышу!

Они разделись полностью, благо в квартире было тепло.

— Смотри-ка, нам даже постель не забыли положить! — восхитился Алекс.

Тони критическим взглядом посмотрел на диван.

— М-да, «это не Рио-де-Жанейро».

Алекс обнял его и шепнул на ушко:

— Ничего, заработаем с тобой и на Рио-де-Жанейро.

— Хочу свадебное путешествие… И хорошую кровать!

Алекс заржал:

— И платье с фатой?

— Для этого я мордой не вышел, — ухмыльнулся Тони.

— Ти?

— Да?

— Хочу тебя…

— Хорошо…

— Ты… Ты согласен быть моим?

— Мы ж жениться собрались, я тебе доверяю, — прижался к любимому Тони.

— Ти… Мой Ти… — прошептал Алекс, обнимая возлюбленного. — Я сделаю все, чтоб тебе было со мной хорошо!

— Тогда я пошел мыться, — Тони поежился. — Никогда этого не делал…

— Я понял, — кивнул Алекс. — Я тоже хочу потом.

— О, Ал…

========== Счастье мое (секс-сцена) ==========

Когда Тони, красный как рак, вышел из ванной, Алекс, уже развалившийся было на постели, подхватился и подошел к любимому. Обнял его и шепнул:

— Мой сладкий…

— Ал, ты меня до потери сознания засмущать хочешь, да?!

— Я тебя трахнуть хочу! Так, чтоб ты орал подо мной!

— Ал, я же сдохну сейчас…

— Не сдохнешь, — ухмыльнулся Алекс, — я тоже скоро буду.

Пока Алекс возился в душе, Тони, весь изнервничавшийся, ходил по комнате и рассматривал безделушки в буфете. Похоже, когда-то здесь жил пожилой человек. А теперь они собирались «осквернить» это место сексом. И от осознания того, что его сейчас трахнут, у него начали подгибаться колени. Мечтать год об этом было безумно приятно. Но теперь ему было страшно, как еще никогда. Нет, пожалуй больше он боялся только предстоящего, как он знал уже, испытания в сновидении с Тедди.

Он застыл, глядя на фарфоровых пастуха и пастушку. Вздрогнул, когда Алекс обнял его сзади. И член друга упирался ему прямо в ложбинку между ягодицами. Алекс начал целовать его.

Тони развернулся. Обнял любимого.

— Стесняшка мой, — шепнул Алекс.

Он тоже смущался, но Тони чуть ли не трясся в его объятиях.

— Я люблю тебя, — тихо сказал Алекс, пытаясь успокоить любимого.

— Я тебя тоже очень люблю, Ал… Ты себе даже наверное не представляешь, как сильно…

— Представляю, — погладил его Алекс по спине, спускаясь все ниже, к бедрам.

Он целовал Тони, а тот, закрыв глаза, обнимал его и прижимался всем телом.

— Какой же ты нежный, — застонал Алекс.

Снова коснулся своими губами чувственных губ возлюбленного, опухших от его поцелуев и от этого еще более привлекательных. Он целовал его и не мог остановиться, наслаждаясь каждым мгновением. А затем, почувствовав что Тони уже не дрожит как осиновый лист, он начал теснить его к кровати. Любимый не сопротивлялся.

Тони опустился на кровать, лег на спину и снова прикрыл глаза. Алекс улегся на него сверху и продолжил целовать.

— Лучше на боку, на левом, — шепнул Тони. — Я читал.

Алекс невольно фыркнул. Но сейчас любопытство и всезнайство его бывшего лучшего друга, а теперь его парня, было очень кстати.

— Как скажешь… — Алекс помолчал, а затем продолжил: — Любимый…

Он лег справа. Тони, смущаясь, повернулся к нему спиной. Алекс, не в силах сдерживаться, снова начал целовать его: плечо, шею. Гладить всюду, куда мог достать. Свежее, гибкое, плотное тело Тони было таким сладким, что хотелось его съесть. Алекс потянулся за смазкой, которую он положил вместе с презервативами под подушку еще когда друг плескался в ванной. Нащупав вход в тело, он протиснул один палец внутрь. Он очень стеснялся. Но «угрозу» выполнить обещал. И от этого у него в животе и в груди взрывались тысячи бабочек. Свой первый секс он запомнит навсегда. И Тони тоже. Он несмело ласкал любимого. Ощущал, что Тони замер и почти не дышит.

— Расслабься, — шепнул Алекс. — Это всего лишь я…

Тони только застонал и прижался к нему плотнее.

— Я… Я больше не могу, хочу тебя, — шепнул Алекс через какое-то время.

— Да… Да… — только и смог еле слышно выговорить Тони.

Он лежал и ждал. Тони понравилось то, как Алекс ласкал его, но он вычитал также, что проникновение далеко не так приятно и только потом становится легче. Наконец он почувствовал, как член Алекса упирается в его тело. Сначала не совсем «туда», а потом… Прямо в его анус. Он невольно вздрогнул. Ощутил, как Алекс тут же нежно поцеловал его. Тони не ожидал такой чуткости от любимого. Подумал, что и он будет таким же ласковым, когда Алекс будет снизу…

Это все-таки было больно. Он снова невольно вздрогнул.

— Тебе больно?! — встревожился Алекс.

— Немного… Не двигайся пока…

— Хорошо…

Через какое-то время Тони шепнул, приобнимая любимого за бедро одной рукой и прижимая его к себе:

— Продолжай…

И Алекс продолжил. Подумал, что хорошо, что это уже второй раз. Тони был таким тесным и теплым, что будь это первый раз, он бы уже позорно кончил, не доставив любимому удовольствия, а только причинив боль. Он придерживал член правой рукой, приподнявшись на локте левой и входил так медленно, как только мог, пока не почувствовал, что может высвободить правую руку и обнять ею своего — от этого понимания он чуть не закричал — своего парня.

— Мой Ти…

— Твой, Ал, твой…

Ему все еще было немного больно, но от осознания того, что он отдается своему любимому, Тони хотелось кричать, нет, взвыть от счастья. И начхать, что его фантазии были «неправильными», он хотел этого уже больше года. Когда Алекс снова, уже в который раз за те дни, которые они встречались, назвал его своим, у него опять все перевернулось внутри.

Они двигались сначала неуверенно, но в какой-то момент, расслабившись оба, почувствовали, что волны страсти подхватывают их, подчиняя своему ритму мягко, незаметно, но все настойчивее с каждым движением соединяя в одно существо. Кажется, они уже даже дышали, стонали одновременно, все глубже проникая друг в друга, все свободнее, все быстрее… Стеснение покинуло их, а удовольствие заполняло глубже, больше, сильнее…

— Ти… Прости… Не могу, не могу больше! Счастье мое!

— Твое, — выдохнул Тони и ощутил, как Алекс, замерев, кончает.

Этот сводящий с ума своей интимностью момент, он понял, что запомнит на всю жизнь. Навсегда он будет его, его Ти. И от этого Тони все-таки зашмыгал носом, не в силах сдержать и свои эмоции. Дождавшись того, что Алекс вышел из него, он развернулся к любимому лицом. Алекс обнял его, целовал снова и снова, шептал о том, как он любит его — сильно-сильно. И Тони было так пронзительно хорошо, как еще никогда в жизни.

========== Еще (секс-сцена) ==========

Полежав немного, Тони пошел в ванную. К его удивлению, у него ничего не болело. Он вернулся и улегся обратно на диван, завернувшись в простыню. Алекс ушел в душ, а он лежал и пытался прийти в себя. Вспоминал секс и солнечное сплетение у него трепетало почти до боли.

Алекса не было долго. Он даже задремать успел. Хорошо, что хоть в сновидение не провалился.

— Ти… — услышал он шепот.

Алекс терся об него как зверек…

— Котеночек мой, — не сдержавшись, в полусне, брякнул Тони.

Он очень смутился от того, что сказал такую откровенную нежность. Но Алекс, его Ал, хоть и покраснел, не стал возражать. Уткнулся ему в плечо и шепнул:

— Твой… Возьми меня, Ти!

Тони целовал любимого, прикасался к нему и гладил везде, куда хотелось дотронуться.

Алекс развернулся спиной, тоже ложась на левый бок. Тони не выдержал, взял его снова за член, нежно огладил головку. В ответ Алекс прижался.

Тони повторял все, что делал в прошлый раз Алекс. Ласкал друга, ощущая под пальцами влажные, тугие мышцы ануса и млел от переполняющей его любви. Почувствовав, что Алекс расслабился, он начал осторожно входить.

— Ай! — невольно тихо вскрикнул Алекс.

— Потерпи немножко, оно пройдет, — поцеловал Тони любимого в плечо.

Он остановился и ждал, пока Алекс будет не так напряжен. Постепенно, лаская и целуя, Тони входил, пока не почувствовал, что вошел до конца. Он опять замер.

Алекс едва дышал. Боль прошла и осталось только ощущение растягивающего его до предела члена. Черт, это ему тоже понравилось! Сначала он хотел отдаться любимому, чтоб все было «честно» и «справедливо», но сейчас… Сейчас он понял, что без всякой «честности» ему очень, очень хорошо и хочется большего! Он шевельнулся, подаваясь навстречу Тони. Тот только обнял покрепче.

— Подвигайся, Ти!

— Хорошо…

Тони толкнулся. Это… Это было восхитительно — быть в горячем, тесном тепле! Возбуждаться и толкаться… Еще и еще… Медленно, чтоб не причинить боль…

— Ти! Ти!

— Котеночек мой… Ал…

— Да… Твой… Да…

Шепот Алекса сводил с ума. Тот самым натуральным образом его соблазнял. А он… Он не сопротивлялся, двигался с каждым толчком все глубже и все увереннее.

— Еще… Да… — слышал в ответ и дурел все больше.

Об этом он фантазировал мало, но сейчас реальность захватывала его. Алекс, его Ал отдавался ему безо всякого стеснения, искренне и открыто хотел чувствовать в себе его любовь, которую Тони так долго скрывал от всех. Он чуть не начал кричать от счастья. И был очень рад, что быстро уже не кончит, сможет любить своего Ала долго, доставлять ему удовольствие, которого недавно так много получил сам.

Ведомые теперь уже страстью Тони, они снова сплетались в единое целое. Неотвратимо, с каждым биением сердца сближаясь и телом, и душой…

— Ох, ё… Ти… Ти… Мне так хорошо! Люблю тебя! — чуть не взвыл от восторга Алекс.

Тони вбивался в него уже в полную силу, насаживал Алекса на свой член неистово, яростно. Он раньше даже представить себе не мог, что и активная роль ему настолько понравится. Алекс выгибался, стонал, а Тони, отключившись от всего, забился в экстазе.

— Ал… Ал… — захрипел он.

Алекс только выгнулся еще сильнее, прижался к нему, чтоб принять полностью.

Не сдержавшись, Тони впился Алексу в шею… И кончил.

— Ох, Ти… Как же ты меня отодрал, — выдохнул Алекс.

— Тебе больно?! Прости! Черт, я и засос тебе поставил! Прости!

Алекс развернулся к Тони лицом. Тони встревоженно смотрел на него. А любимый улыбался ему счастливой улыбкой.

— Мне все понравилось, — шепнул Алекс.

— Правда?!

— Правда… Обними меня!

Тони обнял, прижал к себе друга.

Алекс только уткнулся возлюбленному в плечо и лежал, постепенно приходя в себя от переполняющих его тело ощущений.

— Люблю, люблю тебя! — шептал Тони.

— И я тебя тоже люблю… Мой Ти…

========== Лучше б ты плохо учился ==========

Через две недели в пятницу после пар Алекс тихо сказал Тони:

— Ти, мои родаки уезжают на выходные! Романтику себе устроить решили и сваливают. Приходи ко мне. Если не на ночь, так хоть днем.

— О, здорово! — обрадовался Тони. — Слушай, а вдруг они вернутся? Может не будем рисковать?

— Да не должны вроде, — задумчиво почесал затылок Алекс. — И тот мужик, у которого мы хату снимали, как-то на меня смотрел странно, когда я ему ключи отдавал. Донесли ему что ли соседи?..

— Может тебе показалось?

— Кто знает, — пожал плечами Алекс.

Тони пришел к Алексу в субботу утром. Кушетка Алекса тоже не была верхом удобства, но доставить удовольствие они друг другу все же смогли. После секса Тони, вечно осторожничающий, настоял на том, чтоб они оделись. Алекс пробурчал, что все это глупости, но послушался. Утащил Тони опять на кровать, обнял его и вскоре они заснули.

Их разбудил грохот. Во всяком случае, им так показалось. На самом деле это был довольно вежливый стук в открытую дверь комнаты. Алекс рефлекторно прижал Тони к себе и только потом открыл глаза. Тони тоже непроизвольно начал брыкаться, чтоб развернуться и шмякнулся на пол.

В дверях стояли родители Алекса.

***

— М-да, на совращение малолетних это не спишешь, — мрачно сказал Владислав.

Он, конечно же, знал приятеля Алекса — Тони часто заходил к ним. Симпатичный, тихий, интеллигентный мальчик, на год младше их сына. Они с Ириной надеялись, что он будет хорошо влиять на Алекса, временами весьма несерьезно относящегося к учебе. И что он видел сейчас? Книжки с конспектами заброшены на столе в дальний угол, а его сынуля валяется в кровати в обнимку со своим «приятелем». Вернее, «интеллигентный мальчик» сверзился на пол и заливается краской, а его сын с вызовом смотрит на них. Владиславу очень хотелось взять обоих за шкирку и с размаху шмякнуть об стенку.

— Дол… — Владислав посмотрел на Ирину и прервался. — Через пять минут чтоб были на кухне, оба.

Он развернулся и пошел снять куртку. Мало было неприятностей с погодой, испортившей и так крохотный отпуск, так теперь еще и это. Он посмотрел на жену. Та побледнела и дрожащими руками снимала пальто. Он помог ей раздеться.

***

— Вот жопа, — пробормотал Тони, подымаясь с пола и отряхиваясь. — Хорошо, хоть оделись.

— Я не думал, что так будет, — виновато потупился Алекс.

— Пиздец нам, — тихо сказал Тони и пошел на кухню.

***

— Антон, твоя мама знает? — спросила Тони Ирина.

— Нет.

— Я так понимаю, ожидать от вас «мы так больше не будем» не стоит? — усмехнулась она.

— Угу, — кивнул Алекс.

— И что же вы, красавцы, дальше делать собираетесь? — у Владислава очень чесались руки приложить обоих.

Когда он услышал простодушный ответ сына, то даже не знал, лупить их (пожалуй, это было уже поздно), плакать или смеяться.

— Пожениться, — злобно глянув на родителя, выдало его внезапно повзрослевшее дитятко.

Он так и сел на стул.

— Что-что?! — с трудом сдерживаясь, чтоб не начать то ли орать, то ли ржать, переспросил Владислав.

— Что слышал, — огрызнулся Алекс.

— Ну, по крайней мере, у них «все серьезно», — язвительно прокомментировал он, обращаясь к Ирине.

Та сидела, бледная как мел.

— Мальчики, вы что?.. Как же вы это сделаете?.. И… А как же дети? — только и смогла прошептать она.

— Лучше б ты плохо учился, — пробормотал Владислав.

— Уедем, — угрюмо глядя на родителей исподлобья, сказал Алекс. — Захотим детей — усыновим.

— О, Господи… — Ирина все-таки заплакала.

— Мама, не плачь! Мы же не специально, мы не виноваты, что мы такие! — попытался утешить мать Алекс.

— Вон с глаз моих! — рыкнул Владислав.

— Что, совсем?! — обреченно спросил Алекс.

— К себе в комнату… Вместе с умником своим, — Владислав зыркнул на Тони.

Когда Алекс и Тони вышли, он обнял жену. Эти проблемы были куда серьезнее, чем непогода, помешавшая им добраться до забронированной гостиницы. Ну зато «романтики» теперь, хоть отбавляй. Пожениться они хотят… Долбоебы мелкие… И ведь совершеннолетние уже оба… Да уж, выходные, что называется, «удались».

========== У нас все серьезно ==========

Через час Владислав вошел к Алексу в комнату. Алекс и Тони, сидевшие на кровати, невольно поднялись.

Владислав посмотрел на сына и сказал:

— Мы с матерью посовещались и решили. Ты, конечно, уже совершеннолетний, но живешь с нами, в нашем доме и на наши средства пока. Поэтому. Раз уж у вас все так серьезно, препятствовать вам мы не будем, скажи спасибо матери. Будешь плохо учиться — пойдешь пахать куда попало и жить будешь как хочешь. То же самое относится и к блядству. Узнаю, что блядуешь — вышвырну из дома.

— Да, папа, — тихо сказал Алекс.

— Теперь ты, — Владислав посмотрел на Тони.

Более, чем удивленный взгляд «интеллигентного мальчика» был ему ответом.

— А я-то тут причем? — ляпнуло перепуганное несчастье.

— А ты что себе думал? Вы ж жениться собрались, готовься стать нашим родственником.

Наблюдая, как у Тони глаза на лоб полезли, Владислав чуть не рассмеялся. Но сдержался.

— Твоя мать, я так понимаю, не одобрит твои отношения с Алексом и не примет твою ориентацию?

— Угу, — вздохнул Тони.

— Выдавать тебя мы не будем, разве что вы сами это сделаете. Но, надеюсь, до этого не дойдет и теперь у вас обоих хватит мозгов вести себя осторожнее, в том числе и по съемным квартирам не шляться. Не хватало еще какую-то заразу подцепить, — его передернуло.

Владислав смотрел на краснеющего Тони и надеялся, что не краснеет сам. Как люди находят места для интимных встреч, он прекрасно знал от коллег, знакомых и друзей. И о том, что далеко не все они здоровы, тоже знал. Ему и самому было очень неловко вести подобного рода беседы, но делать было нечего. «Дитятки» явно не только обжимались и уснули не просто так, судя по запаху, стоявшему в комнате. Запах секса он в свои сорок три вполне способен был распознать. «Заметать следы» они, судя по всему, пока не собирались, зная, что вся квартира в их распоряжении, да и погода проветриванию явно не способствовала. Удивительно, как это они с женой их одетыми обнаружили. Владислава тошнило от отвращения и понимания того, каким именно сексом занимался его сын со своим приятелем, но в «исправление» гомосексуальных предпочтений он и сам не верил.

— Это ж уже не первый раз? — высказал он свою догадку.

Тони только кивнул.

— Хотите семейной жизни? Значит и живите как семья. Увижу, что все ваши слова насчет «жениться» — детский лепет — оба будете лететь дальше, чем видите.

Тони, побледнев, ответил:

— У нас все серьезно.

— Пока мы вам верим, — кивнул в ответ Владислав.

— Спасибо, Владислав Сергеевич, — тихо сказал Тони. — Я очень вам благодарен за поддержку. Мы с Алексом очень вам благодарны.

— Ирине Алексеевне спасибо скажи, — буркнул Владислав.

***

— Спасибо, папа, — прошептал Алекс, чувствуя, что ему на глаза наворачиваются слезы.

Он ждал чего угодно и мысленно прикидывал весь предыдущий час, что он будет делать, если родители ему укажут на дверь. Заработков он не гнушался и был готов даже на черную работу. Тони тихо сказал ему, что готов писать за него все курсовые и помогать на экзаменах, пусть даже это будет нечестным и списыванием, чтоб еще и из универа Алекса не выгнали. То, что его родители поддержали их, было настоящим подарком судьбы.

Алекс вышел из комнаты, втихаря вытирая слезы и шмыгая носом, и пошел искать Ирину. Нашел ее, плачущую, в спальне. Обнял и прошептал:

— Спасибо, мама! Мы вас не подведем. Мы, правда, очень любим друг друга.

***

— Время покажет, — вздохнула Ирина.

Они с Владиславом весь предыдущий час говорили очень тихо и за закрытыми дверями. Она горько плакала, не в силах принять то, что все ее мечты о невестке, о внуках, о нормальной человеческой жизни идут прахом, перечеркнутые одним взглядом на комнату сына. Ирина замечала, что Владислав сходит с ума, видя ее слезы, и пыталась хоть как-то сдержаться. Мало было странных увлечений Алекса магией, художественных наклонностей, так теперь еще и это. Но когда Владислав начал угрожать выгнать сына и пусть тот живет, как ему вздумается, она заплакала еще сильней.

— Они еще дети! Сгинут же, оба!

— Как «жениться», так взрослые, — тихо рычал в ответ Владислав.

***

Тони вернулся домой поздно. Хотя после слов родителей Алекса он почему-то начал считать, что его дом там — рядом с Алексом.

Он сказал матери, как обычно смотрящей сериал, что не голоден, закрыл дверь к себе, чтоб не слышать воплей, доносящихся из гостиной, разделся, забился на постели в угол и укрылся с головой. Не выдержал и заплакал.

Тони не ожидал такого отношения к ним родителей любимого. Того, что они с Алексом получили, было до боли много — понимание, поддержку, возможность спокойно встречаться. За окном бушевала метель, в соседней комнате завывал телевизор, а он ревел как мальчишка.

Его мать, наверное, никогда не примет его таким, какой он есть. Он не раз слышал ее более, чем негативные, комментарии, когда речь заходила о геях и о других «не таких». Уйти ему пока было некуда —нормального заработка в ближайшие годы, кроме оценок, не предвиделось. Оставалось молчать и греться в тепле семьи Алекса. От этого было больно и обидно, но по сравнению с тем, как часто складывались судьбы других людей, о которых он начитался в интернете, им с любимым очень, очень повезло.

***

В воскресенье утром Тони пришел к Алексу. На улице и дальше валил снег. Пока он добирался к нему по сугробам, он замерз и промочил ноги. Но как же он был рад, когда возлюбленный открыл ему дверь, впустил в квартиру и поцеловал в щеку со словами:

— Мой Ти!

— Котеночек мой, — шепнул Тони едва слышно, целуя его в ответ.

— Ты весь в снегу!

— И ноги промочил. Зато я с тобой, — ответил ему Тони. — Могу целовать тебя и ты меня можешь. А остальное — неважно.

— Раздевайся! И носки снимай, я тебе свои дам, сухие.

— Спасибо, — смутился Тони.

Он сидел на кухне у Алекса, пил горячий чай, смотрел на вьюгу за окном, болтал о пустяках, гладил Алекса по руке и не верил, что может быть счастлив. Такой, какой есть.

========== Он мой лучший друг ==========

Алекс смотрел на светящегося от счастья друга и сам улыбался все шире. Тони пришел совсем рано. И ему было так тепло и уютно, что только присутствие родителей удерживало его от того, чтоб утащить возлюбленного в постель, которую он до сих пор не убрал. Впрочем, они решили, что при них все же сексом заниматься не будут, по крайней мере пока.

***

Такими их и увидела Ирина — улыбающимися и счастливыми. Ей было очень непривычно видеть то, что они гладили друг друга по руке, но она сдержалась. Она заметила, как они вздрогнули, увидев ее. Тони, испуганно сжавшись, отдернул руку. Но Алекс взял его за руку снова.

— Уже позавтракали? — спросила она, сделав вид, что не заметила затравленного вида их гостя.

— Спасибо, я дома позавтракал, — ответил Тони.

— Не-а, — сказал Алекс. — Я потом поем. Мы пойдем… Учиться…

Он встал и потянул Тони за собой.

Ирина проводила их взглядом и пошла к холодильнику. Реакция Тони даже после того, как они с Владиславом приняли и сына и его, была странной. Он продолжал бояться.

***

— Ти, ты чего? — спросил любимого Алекс, прикрыв за собой дверь.

Он обнял Тони, зарылся носом в воротник его свитера. Потом добрался до шеи и стал целовать, гладить по спине.

— Ох, Ал…

— Я даже не думаю, что к нам сейчас вломятся, увидев прикрытую дверь и зная, что ты пришел… Ти… Тошенька… Ну чего ты, хороший мой?..

Алекс ощущал, как Тони постепенно расслабляется и начал целовать его. Тот отвечал на поцелуй, Алекс чувствовал возбуждение друга и радовался, что отогрел любимого.

В дверь вежливо постучали.

Тони снова вздрогнул.

— Ти, мои родители не будут ломиться к нам.

Они отпустили друг друга и только после этого Алекс открыл дверь.

— Идите поешьте, — сказала им Ирина.

***

— Спасибо, я не голодный, — ответил Тони.

— Идем, Ти, — снова потянул его за собой Алекс.

Вообще-то Тони пошел к нему утром, не поев. Ему кусок в горло не лез еще со вчерашнего вечера. И еще ему было очень неловко. Он подумал, что в следующий раз придет попозже, чтоб избежать такой ситуации. Но сегодня он просто не смог сдержаться и прибежал к любимому, едва проснувшись и приведя себя в порядок.

Когда он сел рядом с Алексом за стол и начал из вежливости есть, снова не смог сдержаться и умял омлет быстрее друга.

— Ты ж позавтракал? — удивился Алекс.

Тони виновато уставился в пустую тарелку.

— Ти! Если б ты мне сказал правду, я б тебе хоть бутерброд к чаю еще раньше сделал. Я же спрашивал тебя!

— Ал… Мне неловко. Еще не хватало объедать вас.

— Принеси в следующий раз что-нибудь к кофе, — сказала Ирина спокойно.

— О… Хорошо. Я принесу, обязательно.

***

После завтрака Алекс убрал постель и утащил любимого на кушетку. Тискал его как плюшевого мишку, гладил и целовал. Получал поцелуи в ответ и чуть ли не урчал, как кот.

— Ал, нам нужно учиться!..

— Ага…

Алекс млел от снегопада за окном, от запахов, доносящихся с кухни, от близости любимого и мечтал.

— Ти?

— М?

— Ты готовить умеешь?

— Угу, немного.

— А я вот не умею совсем, — вздохнул Алекс. — Когда мы будем жить вдвоем, испечешь пирог? Ты умеешь пироги печь?

— Ты будешь смеяться, но умею, — улыбнулся Тони.

— Тогда с тебя пирог! Яблочный!

— Хорошо…

— Люблю тебя…

— Я тебя тоже…

***

Тони поздно вернулся домой.

— Ты где так долго был? — недовольно спросила его мать.

— У Алекса, я же сказал перед уходом, куда я иду.

— Ты к нему как на свидание бегаешь, — фыркнула она.

Тони вздрогнул. К счастью, мать вроде бы ничего не заметила.

— Он мой лучший друг, — пожал плечами он.

— Лучше б уже с девушкой познакомился, что ли.

— Да, мама.

— Ужинать будешь?

— Я у Алекса поел.

— Чего ты ходишь по гостям, людей объедаешь? Дома, что ли, есть нечего?

— Я так больше не буду, — пробормотал Тони и прикрыл за собой дверь своей комнаты.

Глянул на письменный стол. Подошел к нему, сел на стул и до двух ночи учился.

***

Поздно вечером Ирина сказала Владиславу:

— Думаю, мы все правильно сделали. Я сегодня наблюдала за Антоном. Он перепуганный все утро был. Я очень рада, что Леша повеселел, хоть и нелегко все это.

— Ой, да отойдет, что с ним станется, — проворчал Владислав. — Иди ко мне лучше, я так соскучился по тебе…

— Влад…

========== Мы пришли вовремя ==========

Через пару недель в понедельник Алекс пришел на пары утром. Вчера они замечательно провели вечер, даже поучились. Пребывая в отличном настроении, он шмякнулся на свое любимое место за второй партой. Обычно Тони приходил минут на пять-десять позже него. Он ждал любимого и рисовал втихаря его портрет в тетрадке. Но Тони не появился даже за пять минут до начала пары, что на него было совсем не похоже. Алекс встревожился. Набрал его номер. Телефон молчал. В аудиторию вошла Алиса. Алекс вскочил со своего места.

— Алиса, можно тебя на пару минут?

— Да, Алекс.

— Тони пропал! Не пришел на пару, он же заучка, телефон его молчит, я ему трезвоню, он не отвечает! Я сейчас домой к нему схожу, но что-то не так, я чувствую!

— Иди. Я скажу Тедди, чтоб он тоже был в курсе. Мы найдем его, не переживай. Маги своих не бросают.

Через сорок пять минут Алекс звонил в дверь квартиры, в которой жил Тони. Дверь приоткрылась на цепочке. За дверью стояла мать Тони, Дарья.

— Здравствуйте, Дарья Петровна. Антон дома? — вежливо спросил Алекс.

— Антон? Какой Антон?

Алекс чуть было не впал в ступор.

— Как… Какой? — растерянно прошептал он. — Антон, ваш сын.

— У меня нет сына, — ответила ему Дарья. — А если ты, пидор, отсюда через минуту не уберешься, я вызову милицию. У меня есть знакомые и твой папаша богатенький тебе не поможет. Ты знаешь, что с такими уродами, как ты, там делают. Убирайся! Немедленно!

— Где Антон?!

— Понятия не имею и знать не хочу.

Она достала телефон Тони из кармана и швырнула его в приоткрытую дверь. Алекс не успел поймать его и телефон упал и разлетелся на части. Пока он наклонился за ним, она захлопнула у него перед носом дверь.

— О, черт… — прошептал Алекс.

Он подхватил обломки телефона и помчался к университету, к Алисе и Тедди.

Почти не запыхавшись, он взбежал на восьмой этаж, где была их кафедра, по лестнице. Была перемена, закончилась первая пара и у лифта толпились студенты.

Он настойчиво постучал в дверь кабинета Алисы. Услышал: «Войдите».

Влетев в кабинет, он увидел Алису и Тедди. Ему даже говорить ничего не понадобилось, маги посмотрели на него, Тедди коротко кивнул и сказал:

— Дома его нет.

— Да! И… Его мать, похоже, выгнала его!

Тедди держал в руках каремат. Алекс уже знал, для чего они были предназначены. Он полез в шкаф за своим и для наставницы.

— Я еще плохо и медленно вхожу в сновидение, — виновато сказал он.

— Не волнуйся сейчас об этом, — сказал Тедди. — Я помогу тебе. Алиса будет нас охранять наяву, а мы с тобой поищем его.

— Охранять?! От чего?!

— Всякое может быть. Когда есть охотник, защищающий сновидящих во время их путешествия, надежнее.

Алекс чуть не заплакал. Достал из кармана обломки телефона, они мешали ему расслабиться. Лег на коврик, закрыл глаза…

Через пять минут он осознал себя в сновидении. Тедди стоял рядом с ним. Алиса не замечала их, будучи в обычном состоянии сознания. Тедди посмотрел на телефон.

— Можно было бы воспользоваться твоей личной связью с ним, но через предмет спокойнее, — сказал Тедди Алексу. — Дай мне руку.

Алекс подал руку магу.

Тедди потянулся чувствами к следу, тянущемуся от телефона к его владельцу.

Они очутились в каком-то заброшенном здании, похожем на заводское помещение.

— Какое странное место… — тихо сказал Алекс.

Тедди, как хищная птица, осматривал все вокруг. Наконец заметил в дальнем углу Тони. Тот, похоже, был без сознания.

— Живой, — сказал Тедди, видя его энергию. — Но нужно действовать быстро.

Он дернул их обоих и взлетел прямо сквозь крышу. Алекса пробрал мороз от неприятных ощущений, с которыми они пролетели сквозь крышу. Тедди, зависнув в воздухе, осматривал местность.

— Это же вокзал! — воскликнул Алекс.

— Да, вижу. Так… Три поворота налево, затем направо… Просыпаемся.

Алекса рывком швырнуло в физическое тело. Он глотал воздух и пытался отдышаться, а Тедди уже был на ногах.

— Шевелись, охотник! — приказал Тедди, одеваясь. Алиса уже ждала их, одетая.

Алекс дрожащими руками нацепил на себя куртку и нахлобучил шапку, на улице был мороз.

Они сбежали по лестнице. Тедди, несмотря на то, что ему было сорок, мчался так, что Алиса и Алекс с трудом успевали за ним.

— Пешком будет быстрее, — сказал Тедди и рванул по направлению к вокзалу.

Через пятнадцать минут они были у того здания, что во сне увидел Алекс.

— На стадион его по утрам, — покосившись на запыхавшегося Алекса, сказал Тедди Алисе.

— Да, не помешает.

Тедди нашел разбитое окно и залез внутрь. Алиса и Алекс последовали за ним. В дальнем углу они нашли Тони. Тот лежал без сознания. Тедди осмотрел ученика.

— По башке дали и оставили умирать на морозе. Мы пришли вовремя.

Он осмотрел карманы Тони и его раскрытый рюкзак.

— Ограбить хотели?.. Но что со студента взять? Алекс, вызывай скорую. Надеюсь, она быстро приедет.

— А милицию?

— Пока они все приедут, боюсь, будет уже поздно.

Через пятнадцать минут приехали врачи.

А еще через час Тони пришел в себя в больнице.

— Ти! Тошик! Тошенька! Что, что случилось?! Ты помнишь?! — спросил его Алекс.

— Ох, Ал… Я умер, да? И теперь в раю?

— Типун тебе на язык, дурень! Ты жив!

Алекс заплакал.

— Я… Мать сменила замок. Я пришел вечером домой и не смог открыть дверь. Она нашла мои стихи. А еще я телефон дома забыл, правда пин-кода к нему она не знала. Но стихов оказалось достаточно. Она вышвырнула мою тетрадь со стихами через открытую на цепочку дверь после того, как я позвонил в звонок, и захлопнула ее у меня перед носом.

— О черт… — прошептал Алекс. — Почему ты не пошел ко мне?!

— Я… Я не знаю, Ал… Мне было так плохо. Я пошел на вокзал, думал там переночевать, а потом в универ прийти на пары и тебе все рассказать. На вокзале все спокойно было, я как-то ночь перемучился. А потом вышел и… И на меня напали. Помню только, что трое обступили и все… Голова болит…

========== Все, что у меня осталось из моих вещей ==========

— Его нельзя оставлять одного, — сказал Тедди. — Нападение могло быть намеренным. Мы должны проследить за этим.

— Пусть у нас живет, — ответила Алиса.

— Чего это?! — возмутился Алекс. — Я — его семья. Будет жить со мной. И одного я его не оставлю, будем ходить всюду вместе.

Маги удивленно посмотрели на него.

— А как же твои родители? — спросила Алиса.

— Они знают о нас, — ответил Алекс.

— Ты у них все же спроси, — настоял Тедди.

— Спрошу.

Алекс вытащил свой телефон и вышел из палаты.

— Недаром он так от всего шарахался, — тихо сказал Тедди. — Трясся постоянно, сновидеть это ему мешало, меня боялся. Может хоть теперь поспокойнее станет.

Маг достал из рюкзака потрепанную тетрадь, полистал ее.

— А стихи хорошие… Только палево сплошное, н-да… — вздохнул он. — Охотник из него никакой. Надо будет заняться и этим.

Вернулся Алекс.

— Они не возражают, — мрачно сказал он. Затем обратился к наставнице: — Алиса, возьми меня на работу к себе, пожалуйста! Я готов все, что угодно, делать. Я уже давно попросить хотел, но не решался. А сейчас мне все равно.

— Алекс, — сочувственно посмотрела на него наставница. — Мы с Тедди думали вам предложить обоим работу у нас, так многие делают, но чуть позже, когда обучим вас получше.

***

Через пару дней Тони выписали из больницы. Алекс сгреб его в охапку и усадил в такси.

— Добрый день, — вежливо сказал Тони родителям Алекса, виновато уставившись в пол.

Ирина не сдержалась и обняла его.

— Тоша!

— Извините меня. Я… Я не хотел.

Владислав посмотрел на него и по его губам явственно читалось: «Долбоеб мелкий».

Тони вошел в комнату Алекса, сел на стул возле письменного стола и горько заплакал. Он сдерживался, пока был в больнице, но сейчас, попав в тепло и уют, не выдержал. Голова у него все еще очень болела. Он оперся локтями о стол, обхватил голову руками и сидел, пытаясь унять головную боль.

— Мне даже переодеться не во что, — тихо сказал Тони.

— Я тебе дам свои шмотки, — ответил Алекс.

— И денег нет…

— Заработаешь.

— Как?! Оценками? — усмехнулся Тони.

— Я упросил Алису, чтоб они нас взяли с Тедди к себе в их агенство работать.

— О, Ал… — только и смог сказать на все это Тони.

— Ти? А стихи-то хоть почитать дашь?

— Да бери, в рюкзаке тетрадь. Все, что у меня осталось из моих вещей, — горько сказал Тони.

— Чего ж ты ее с собой не носил? — вздохнул Алекс.

— Раньше мать в моем столе не рылась. Тетрадь в ящике лежала, не на виду. Не знаю, что ее сподвигло. Может, мой слишком счастливый вид…

***

— Н-да, — только и смог сказать Алекс.

Он задумчиво посмотрел на свою кушетку. Спать на ней вдвоем будет неудобно. Вчера вечером Ирина предложила, чтоб Тони спал в гостиной на диване, но Владислав на нее скептически посмотрел и сказал, что все равно это закончится тем же, что они уже лицезрели, когда вернулись из своего неудавшегося отпуска. В подтверждение своих слов кивнул, указывая на сына. Алекс только голову опустил, краснея под взглядом родителей.

— Надо нам будет диван небольшой купить! — решительно сказал он. — Тот, который в гостиной, сюда не влезет. Да и не нравится он мне.

— Я в гостиной может посплю, а? — пробормотал Тони.

— Ладно уж, так и быть. Но только, пока ты еще не выздоровел!

— Мне так неловко…

— А что делать? — вздохнул Алекс.

***

Нападение на Тони оказалось первым, но не единственным. Через день Тедди сообщил коллега из соседнего города, что напали еще на одного студента-мага, тоже начинающего. Тот жил в общежитии, вдали от дома, но, по счастью, и у него нашлись друзья, которые помогли его быстро разыскать и трагедии не произошло.

— Выбирают самых незащищенных и неопытных?.. — задумчиво пробормотал Тедди.

========== Ну хоть конспект принесешь? ==========

— А я всегда говорила, что открытость до добра не доведет! — бушевала Хельга.

Одна из самых опытных и сильных ведьм города была против соглашения магов с государством и давно призывала его разорвать, пусть даже придется уйти в «подполье» и жить скрытно. «Испокон веков так жили и весьма неплохо», — не раз говорила она. Высокая, худая, с короткой стрижкой, вся в черном, Хельга ходила по кабинету и метала громы и молнии.

— Польстились они на «популяризацию», «обучение», «новые кадры»! И теперь наши «новые кадры» кто-то начинает косить на корню, вернее, пытается это сделать. До опытных им не добраться, так за молодняк взялись.

— Закрытая система обречена на вымирание! — возразил ей, как обычно, Радомир, тоже высокий и худой, седой, в костюме и при галстуке.

«Кощей против бабы-яги — битва века», — думал Тедди.

«Заседание» грозило затянуться. Он раскачивался на стуле, слушая извечные препирательства коллег-созерцателей и перебирал в памяти всех, кому вольно или невольно мог перейти дорогу, чтоб проверить также и то, не их ли это рук дело — нападение на его ученика, только-только начавшего свое обучение.

— Тедди!

— Что? — откликнулся маг.

— А ты что думаешь делать?! — Хельга была неумолима.

— Учить Тони охотничьим техникам, чтоб таким лопухом не был. Хотя что с него взять, если он меньше месяца пока учится и созерцатель от природы.

— Нет, с расследованием нападений.

Тедди пожал плечами.

— Алиса собирает информацию о том, что происходит в регионе, а я буду сновидеть сегодня. Проверю, не затесалось ли посторонних в нашем гадюшнике.

— Наш город не гадюшник! — возмутилась Хельга.

— Раз такое творится, значит гадюшник, — буркнул Тедди. — Бардак, везде бардак! Никакого порядка!

— Зато душевно, — сказал Радомир.

Когда Тедди слышал про «душевность», его начинало потряхивать от злости.

— Лучше бы безопасность была на улицах. «Бездушная», — ответил он.

Коллеги поморщились, но продолжать еще и этот их вечный спор с Тедди не стали.

Еще через час Хельга смилостивилась над ними и отпустила всех по домам.

***

Ночью Тедди вошел в сновидение и полетел к центру города. Он намеревался проверить пару переходов в другие места, нет ли там активности, как вдруг почувствовал что-то странное. Будто эхо далеких волн пронизывало его тело. Он сосредоточился. Он знал что это — так проявляло себя течение времени в сновидении. И сейчас он чувствовал, как эти волны порождали события… Много событий. Он просматривал вероятности их развития — яркие нити, притягиваемые этими волнами.

Почему-то Тедди внезапно вспомнил о своем ученике. Полетел к нему. Тот спал на диване в квартире родителей Алекса. Он увидел одну из вероятностных нитей, затрагивающую его. Заметил, что и отношение матери Тони сыграло свою роль в том, чтоб на него напали, притягивая нить. Он оттащил ее подальше от Тони. К счастью, влияние семьи Алекса и чувств молодого охотника уже тоже сказывалось и отвести нить энергии было несложно. Тедди подумал, что обязательно надо проследить, куда именно ведет эта нить — часть большой сети событий, формирующейся под влиянием возмущений.

Вскоре он почувствовал, что энергия заканчивается. Пора было просыпаться.

***

— Подвинься…

Тони вздрогнул. Привычно пошарил под подушкой, но телефона у него теперь не было. Зато был Алекс, лезущий к нему под одеяло.

— Ал!

— Что?

— Тут же твои родители!

— Я потом уйду ближе к утру… Может быть… Мы ж не будем трахаться…

— Черт, ты холодный!

— А нефиг было препираться так долго, что я успел замерзнуть! — сказал Алекс и мстительно прикоснулся стопами к ногам Тони.

— Ай!

— Ш-ш-ш, — прикрыл Алекс рукой рот Тони и затем облапил его снова как плюшевого медведя.

— Ты нас всех так напугал, Ти…

— Я не специально, Ал! Я не хотел, чтоб так вышло. Я прятался…

— Да знаю, несчастье ты мое.

Тони ощущал, как любимый нежно целует его и был на грани того, чтоб зареветь опять.

— Хочу хоть немножко с тобой поспать в обнимку, — шептал Алекс, прижимаясь всем телом к нему.

— Котеночек мой…

— Твой… А ты — мой.

Конечно же, Алекс никуда не ушел. Заснул, прижимая к себе свое слегка побитое «сокровище» и так и проспал, пока их не разбудил стук в дверь.

Тони забился как раненная птица, услышав звук, но Алекс прижал его к себе и в этот раз не отпустил.

— Лёша, тебе на пары пора, — тихо сказала Ирина, приоткрыв дверь.

— Спасибо, мам. Я скоро встану.

Ирина закрыла дверь с той стороны.

— Я… Я тоже пойду, — снова попытался подхватиться Тони.

— А ты будешь сидеть дома еще три дня, как тебе врачи сказали, — сказал ему Алекс. — И без меня никуда не пойдешь, пока все не выяснится.

— Ну хоть конспект принесешь?

— Принесу. Но не дам. Тебе надо отдохнуть.

Алекс укрыл любимого с головой и встал с постели. К счастью, не спать голышом у него хватило предусмотрительности.

Конечно же, Тони поплелся за ним на кухню, взъерошенный и сонный.

Алекс, несмотря на все неприятности, млел от того, что видел любимого за столом, сидящего напротив и греющего руки о кружку с кофе. Владислав уже ушел на работу, Ирина тоже собиралась.

— Сидеть дома и никуда не ходить! — сказал Алекс, поднимаясь из-за стола. — Все, что найдешь в моей комнате — твое. Комп без пароля. Никому дверь не открывать, на звонки не отвечать!

Тони, невольно улыбаясь, смотрел на отдающего распоряжения друга, сейчас внезапно ставшего похожим на своего отца.

— Спасибо, Ал! Я все сделаю.

Тони тоже поднялся. Обнял любимого, а тот поцеловал его.

— Я приду так быстро, как только смогу, — сказал Алекс. — Не хочу тебя одного надолго оставлять. Кто его знает, почему на тебя напали.

— Ты тоже будь осторожен!

— Буду, — серьезно сказал Алекс. — Не зря меня Алиса уже год гоняет.

========== Дышать легче стало наконец-то в доме ==========

На следующий день Тони уже так не трепыхался, когда Ирина утром снова будила Алекса, разумеется, опять пришедшего досыпать ночь к нему.

В субботу в прикрытую дверь гостиной никто не стучал. Тони проснулся рано, на улице только начинало светать. Алекс спал рядом, тихо посапывая. Он еще никогда не видел друга таким. И от осознания того, что он хотел бы видеть его возле себя в постели каждое утро до конца своих дней, он едва сознание от счастья не потерял. Алекс во сне прижался к нему. Он чуть сам не начал урчать как кот. А потом, плюнув на все, обнял его, прижался и стал ласкать, укрыв их обоих одеялом с головой.

— Мой Ти… — услышал он шепот Алекса. — Отогрелся…

— Хоть поцелую, хоть поглажу немного…

— Да, да… Надеюсь, родаки снова куда-нибудь уметутся в ближайшее время хоть на вечер…

Тони не мог остановиться. Алекс перевернулся на спину и он невольно оказался сверху. Любимый только крепче обнял его и шептал о том, как он сильно хочет его, раздвигал ноги, заставляя Тони сходить с ума.

— Ал, что ж ты делаешь, гад такой?!

— Люблю тебя…

— Я… Я тебя тоже!.. Ал, так нечестно! Черт, черт, черт!

Алекс только довольно ухмыльнулся, поняв причину того, почему Тони выругался.

— Еще как честно, счастье мое!

Тони выбрался из-под одеяла и пошел в ванную «заметать следы». Алекс растянулся на диване и думал о том, что сегодня они будут делать. И о завтраке.

— Жрать хочу, — пробормотал Тони, вернувшись. — Ал, а твоя мама не будет против, если я что-то нам поесть сделаю, а? Мне как-то неудобно на чужой кухне готовить, но не будить же ее, сегодня суббота.

— Думаю, она будет только «за», если ее кто-то от «кухонного рабства» хоть ненадолго избавит, — хмыкнул Алекс.

— Тогда идем!

— А меня научишь?

— А ты хочешь? — удивился Тони. — Моя мать, — на этом месте он запнулся, но потом все же продолжил, — она не очень вкусно готовит, а я не могу, у меня желудок болит, когда еда нездоровая. Так я и научился. Она не особо возражает… Возражала, — поправился он. — Наверное ей это занятие тоже не нравилось.

— Моя мама точно будет счастлива. Она нам с отцом всю голову продолбила, что мы не хотим «питаться» как «надо», — засмеялся Алекс. — Теперь у нее есть союзник, кто бы мог подумать, в борьбе за здоровый образ жизни. Пошли, и меня хоть чему-то научишь, не будешь же ты для нас обоих все время сам готовить.

— Ох, Ал… Мне так неудобно каждый раз. Ты еще и телефон мне свой старый отдал.

— Мало ли что может случиться, — серьезно сказал Алекс. — Связь нужна. Хорошо, что я его не продал.

***

Ирина проснулась от вкусного запаха, доносящегося в спальню… Владислав спал рядом, уставший на работе за неделю как собака. Алекс готовить не умел. Она оделась и пошла на кухню, чтоб выяснить причину его появления.

Каково же было ее удивление, когда она увидела Тони, объясняющего Алексу, как лучше сделать омлет и расспрашивающего ее сына о том, что у них есть еще из ингредиентов. Не «продуктов», а именно «ингредиентов»! Она чуть не засмеялась. Но постаралась как можно спокойнее сказать:

— Доброе утро!

Тони снова вздрогнул, обернувшись на ее слова. Тень страха мелькнула на его лице, но было заметно, что он с ним справился.

— Мама! Ты не возражаешь? — Алекс помолчал, а потом добавил: — Очень жрать хочется.

— Не возражаю, — она едва сдерживалась, чтоб все-таки не засмеяться. — Попробовать хоть дадите?

— Я сделаю для всех, — сказал Тони. — Я не знал, когда вы проснетесь. Я с удовольствием помогу вам, Ирина Алексеевна, с готовкой. Я рад быть полезным, а не обузой вам.

Ирина вздрогнула.

Алекс, заметив это, быстро перевел разговор на другую тему:

— Мама, он тоже поклонник здорового питания! Теперь вы нас с папой вдвоем «мучить» будете!

— Ну надо же! Хорошо, поможешь. «Ингредиенты»… Ты где еще и это выучил-то? — улыбнулась она.

— Библиотека и интернет большие, — пожал плечами Тони.

Омлет был вкусным, конечно же.

***

За завтраком Тони пробормотал:

— Нужно хотя бы конспекты мне мои забрать и книжки. Сессия на носу. Не хочу идти, но если выгонят из универа еще — я точно сдохну.

Алекс сочувственно посмотрел на любимого.

— Я с тобой пойду! Без меня ты теперь не будешь шастать.

Поев, они собрались и пошли к матери Тони.

Тони долго звонил в дверь. Он знал, что мать в субботу утром никуда обычно не уходила. Наконец они дождались того, что Дарья приоткрыла дверь. С цепочкой, конечно же.

— Я, смотрю, и сам не сдох, и хахаля своего привел. Хахаль-то еще и приодел в свои обноски. Прекрати этот трезвон. В мой дом ты больше не войдешь. Таким как ты здесь не место. Ты уже совершеннолетний, содержать тебя я больше не обязана.

Алекс, услышав весь этот поток грязи и оскорблений, не выдержал:

— Ти, квартира приватизирована?

— Да, — ответил Тони.

— На кого?

— На нас обоих, — ответил Тони.

— Вы не имеете права его не впускать!

— Еще какой-то барчук тут будет указывать, кого мне впускать в дом, а кого — нет! — презрительно глянула на Алекса Дарья.

Алекс побагровел от гнева.

— Ал, не надо… — Тони поморщился.

Головная боль, начавшаяся у него по дороге к матери, разгоралась с новой силой.

— Я милицию вызову! — сказал Алекс.

— И что же ты им скажешь, пидорок? Думаю, парни неплохо с вами развлекутся, узнав причину вызова, — ответила Дарья.

— Отдай мне конспекты и книги хотя бы… Пожалуйста… — тихо попросил Тони.

— На мусорке твоя макулатура. Дышать легче стало наконец-то в доме.

— Как?.. Как на мусорке?.. — у Тони подкосились колени.

— А вот так. Чуяло мое сердце, что не вырастет из тебя ничего путного. Папаша алкашом был, а ты барчуковой подстилкой оказался. Тряпка. Отец твой хоть мужиком был, а ты и вовсе — «оно». Проваливайте, оба. А то я, а не ты, урод, — посмотрела она на Алекса, — вызову ментов и они вас быстренько оприходуют.

Тони развернулся и пошел, будто во сне, не разбирая дороги. Кажется, Алекс пытался его тормошить, будто сквозь ватную стену до него доносилось: «Ти». Как они добрались до дома, он не помнил. Приходить в себя он начал, сидя за письменным столом Алекса.

— Ти! Ти!

— Ал…

— Ну наконец-то ты хоть что-то ответил! — воскликнул Алекс. — Это ужасно! Но мы справимся, Ти! Ты же такой умный, да и у меня есть мои. Сдашь сессию, не переживай. Может не так хорошо, как хотел бы, но сдашь.

Тони даже заплакать не мог. Сидел за столом, обхватив голову, снова разболевшуюся, руками и только глаза закрыл, чтоб хоть в одну точку не пялиться. Ему хотелось лечь на кушетку, свернуться калачиком и укрыться головой. Но это была не его кровать, а рядом с ним был Алекс, пытающийся его утешить.

— Вот жопа… — только и смог пробормотать Тони и почувствовал, что все же на глазах у него выступили слезы. От этого стало легче и холод, сковавший его после еще одной потери, немного отступил.

========== Я назову тебя Кетцалем ==========

— Ал, можно я прилягу на твою кровать?

— Конечно, Ти! И не спрашивай меня больше. Это теперь наша кровать! Голова болит?

— Угу.

Алекс дал любимому подушку и укрыл его пледом. Затем подошел к окну. Снова начиналась метель. Они успели вернуться домой вовремя…

— Почему она сказала, что ты «не сдох»? — задумчиво произнес Алекс. — Она же не знала, что на тебя напали.

— Ой, как обычно, гадость сказала, — вздохнул Тони.

От напоминания о том, что ему пришлось выслушать, голова начала болеть еще сильнее. Ему было очень обидно. Но доказывать что-либо было просто бесполезно.

— Я должен сообщить обо всем Алисе, — серьезно ответил Алекс, взял свой телефон со стола и ушел в гостиную.

Тони закрыл глаза. Препираться с Алексом тоже сил не было. Через несколько минут он задремал.

Неожиданно он осознал себя в сновидении. Он осмотрелся. Комната Алекса выглядела так же, как и наяву. Внезапно он заметил за окном небольшую птичку, временами пытающуюся поменять свою форму, но у нее это плохо получалось… Птичка была ранена и из последних сил барахталась в воздухе. Он сосредоточился. Тедди уже обучал его видеть энергию существ и предметов. Самое время было применить полученные знания на практике! Птичка оказалась небольшим сгустком энергии, переливающимся всеми цветами радуги.

— Кто ты? — спросил Тони у духа.

— Не знаю… У меня нет имени… Помоги! Пожалуйста… Я еле сбежал…

Тони приоткрыл окно, впустил создание. Плотно закрыв задвижку оконной створки, взял в руки существо. Погладил.

— Я назову тебя Кетцалем, — прошептал он. — Ты не возражаешь? Это в честь одной маленькой птички.

— Мне нравится, — ответил дух. — Ты такой теплый… Можно я с вами жить буду, а? Ты не один, я вижу! Я хороший.

— Можно… Я знаю, что такие как ты, домики любят. Но у меня только один маленький камушек есть для тебя. Я его всегда с собой в рюкзаке ношу, на счастье. А больше у меня пока ничего нет.

— Спасибо! Как тебя зовут?

— Тони.

— А твоего… — дух замолчал, подбирая слово, — Суженого… Кажется, у вас, людей, это так называется? Его как зовут?

— Алекс.

— Красивое имя. Спасибо тебе, Тони.

— Я скоро проснусь, — ответил существу Тони. — Я достану тебе камушек и положу на стол. Может тебе еще чем-то помочь?

— Ты и так дал мне много. Теперь я справлюсь. Только видимым наяву, пока не очухаюсь, становиться не смогу. Вам придется сновидеть, чтоб мы могли общаться.

Тони почувствовал, что просыпается. Он открыл глаза и посмотрел на окно. Конечно же, оно было закрыто наяву. Снег повалил такой, что не было видно даже дерево, растущее рядом с домом. А у них, кажется, появился союзник. Забыв обо всем, он подхватился с кровати. От резкого подъема у него опять заболела голова, но это было неважно. Он кинулся к рюкзаку. Долго рылся в нем. Наконец нефрит нашелся! Он купил его со своей первой стипендии, на оставшиеся после покупки необходимых книг деньги. Тони вздрогнул, вспомнив, что его книг больше нет. Что ж, он был рад, что хотя бы это, как и стихи, сохранилось. Он положил камушек на стол и пошел искать Алекса.

Любимый нашелся в гостиной — он сидел за столом и корпел над учебником.

— Ал!

— Ты же спал, Ти? Я специально ушел сюда, чтоб тебя не будить.

— Ал, ты не поверишь! Я сновидел. И у нас… У нас с тобой теперь есть союзник!

— Серьезно?!

— Еще как! Он в моем нефрите согласился жить. Я его на стол положил в твоей…

— В нашей, — поправил любимого Алекс.

— В нашей комнате. Когда будешь сновидеть, познакомишься с ним тоже. Я его Кетцалем назвал. Он не возражал.

— Хорошее имя, — кивнул Алекс.

— Угу.
Комментарий к Я назову тебя Кетцалем
https://ru.wikipedia.org/wiki/Кетцалькоатль

Кетцалькоатль считается сыном богини Чимальмы (Чимальму). По одной из легенд, она зачала Кетцалькоатля, проглотив драгоценный камень жад[1]. Кецаль (кетсаль, кетцаль, квезал) — небольшая птица с ярко-изумрудным оперением, которое высоко ценилось в традиционных культурах Америки. Кетцаль — древний символ свободолюбия: эта птица не живёт в неволе.

========== Это мой дом теперь ==========

Тони вернулся в комнату Алекса… В их комнату. Лег на кушетку и закутался в плед. Уставился в потолок. Слова Алекса «Это теперь наша кровать», — звучали у него в ушах. Он закрыл глаза. Услышал, как Алекс приоткрыл дверь.

— Я не сплю, — сказал он любимому.

Алекс, не долго думая, плотно прикрыв дверь, улегся рядом и забрался под плед.

— Тут совсем места мало, — пробормотал Тони, чувствуя, что возбуждается.

— Завтра за диваном пойдем. Не хочу в гостиной спать, там неуютно. А у нас теперь тут еще и дух живет.

— Завтра же воскресенье, — возразил Тони.

— Да пофиг, все работает. А еще я кошку хочу…

— А почему у тебя нет?

— Был кот, — вздохнул Алекс. — Умер. А больше родители не хотят возиться. А у тебя кошка была?

— Неа. Мать не любила кошек.

Алекс нашарил рукой член любимого.

— Да-а, чувствую, не выдержим мы больше «просто так» вместе спать, — ухмыльнулся он.

— Ал…

— Что такое? — притворно удивился Алекс.

— Ты меня доведешь…

— А то! Кстати… Мы ж с тобой пока так и не попробовали кое-что, что ты хотел, когда я тебе в любви признался.

Тони вспыхнул.

— Я пока не готов таким средь бела дня под носом у твоих родителей заниматься!

— Ой, да ладно тебе. Не хотят они, чтоб мы на съемных квартирах трахались, значит понимают, где мы будем это делать.

Алекс нырнул под плед и стащил с Тони одни из своих же домашних штанов.

— Меня так возбуждает, что ты в моих шмотках, — тихо сказал он.

— Ал… — тихо застонал Тони.

Алекс начал отсасывать ему. Не слишком умело, но Тони сносило крышу от одного осознания того, что Ал, котеночек ласкает ртом его член. Сосет, сжимает яички и очень, очень старается. Надолго его не хватило. С тихим стоном он кончил любимому в рот. Алекс выбрался из-под пледа и поцеловал его. Ощущать вкус своей спермы было очень необычно.

— Вкусняшка мой, — шепнул Алекс.

— Блин, Ал, ты меня смущаешь!

— Ага… Я тоже хочу. Но, так и быть, «под покровом ночи», чтоб тебе легче было.

— Хочу тут ночью спать, — шепнул Тони.

— Спи…

— Тесно.

— Плевать…

***

В ночь с субботы на воскресенье Тедди решил проверить, все ли у ученика в порядке. И посмотреть, куда тянется линия. Он встревожился, не увидев Тони в гостиной. Прошелся по квартире. Увидел, что дверь в одну из комнат закрыта. Махнув рукой на правила приличий, он прошел сквозь нее. К счастью, Тони нашелся. Как мальчишки умудрялись вдвоем спать на узкой кровати, Тедди не понял, но, хмыкнув, успокоился. Ученик нашелся и это было хорошей новостью.

— Ты кто?! — внезапно услышал он возмущенный голос.

— Я — Тедди. Учитель Тони. А ты кто такой?! А ну-ка покажись!

— Я — Кетцаль! Меня Тони так назвал. Я их союзник теперь. Дом охраняю. И моих новых друзей.

— Да неужели?! — изумился Тедди. — И когда ж это мой ученик успел союзником обзавестись?!

— Сегодня.

Кетцаль выбрался из камня. На то, чтоб обратиться в страшного крокодила и напугать постороннего, у него пока сил не хватало, но не признаваться же в слабости неизвестно кому! Он взмахнул крыльями и подлетел к магу, рассматривая его.

— Ты вроде не злой, — заметил дух.

— Ха-ха, еще какой злой временами, — подмигнул ему Тедди. — А ты ничего такой… Только кто ж тебя так отделал?

— А что, сильно заметно? — огорчился Кетцаль.

— Да.

Тедди протянул руку.

— Сядь мне на ладонь, подлечу тебя. А то вдруг твоя защита понадобится, а ты не готов?

— Ты прав, — вздохнул Кетцаль и сел на руку Тедди.

Тот накрыл его другой рукой.

— Ты что делаешь?! — пискнул дух. — Ой, хорошо как… Спасибо!

— Так кто ж тебя так отчехвостил, а?

Тедди погладил птичку. Кетцаль вспорхнул и уселся на нефритовый камушек, лежащий на столе.

— Это мой дом теперь! — сказал он с гордостью.

— Хороший дом, — хмыкнул Тедди.

— Маги одни нехорошие чуть меня не поймали. Я летел мимо, а они… Они выясняли, кто сейчас новенький у вас. Они меня заметили, ну и… Я еле удрал. Тони меня спас! И дом предложил! А ты теперь меня вылечил. Спасибо!

Тедди обомлел. Он и представить себе не мог, что получит столь ценную информацию. Практически случайно! И как вовремя!

— А ты их запомнил?

— Не очень, — признался Кетцаль. — Но может их след еще остался на том месте, где я их встретил.

— Покажешь?

— Я боюсь!

— Я тоже злым могу быть, — сказал Тедди, — и драться умею. Я буду тебя защищать.

— Правда? Ну ладно тогда.

— Сядь снова ко мне в ладонь и сосредоточься на месте, — сказал Кетцалю Тедди. — Я тебя в руке держать буду.

— Хорошо, — согласился дух. — Вообще-то я сам могу в большого, страшного и злобного крокодила превращаться. Но сейчас…

— Я понял, — улыбнулся ему Тедди. — Летим!

========== Ты меня снова довел ==========

Заявись Тедди в сновидении к парням двумя часами ранее, ему бы пришлось краснеть даже во сне…

***

— Ти?

Алекс укрыл их одеялом и ласкал любимого.

— Мм?

— Ебаться хочу, не могу…

— Я тоже…

— Может давай, а?

— Ал, там же подготовиться надо!

— Давай так.

— Я не смогу расслабиться, — смутился Тони.

— О-о-о… В общем, я пошел в ванную.

— Ал! Как тебе не стыдно, при родителях-то!

— А нефиг было нас «под домашний арест сажать», — фыркнул Алекс. — У нас гормоны, между прочим, нам вредно воздерживаться!

Тони тихонько хрюкнул со смеху.

Минут через пятнадцать Алекс вернулся.

— Блин, я тоже хочу, — буркнул Тони.

— Ванная свободна, — ехидно заметил Алекс.

— Ал, ты издеваешься, что ли?!

Алекс только ухмыльнулся и забрался в постель.

— Или ты идешь и моешься и я ебу тебя, или ты ебешь меня.

— О-о-о!..

— Ничего не знаю! Еби, давай, своего мужа… будущего. Выполняй супружеский долг, — Алекса явно начинало нести.

Он ласкал Тони все откровеннее: держал за член, перебирал яички в руке. Тот уже начинал лезть на стенку от раздирающих его стыда и вожделения.

— Супружеский долг, значит?! — рыкнул Тони, не выдерживая и наваливаясь на любимого сверху.

— Ага… Хочу, хочу тебя! — Алекс еще и ноги развел, видя, что Тони забирается на него и звереет. — Трахни меня!

— Ал, между прочим, я себя, а не тебя пассивом видел у нас в семье!

— Ха! Размечтался! Еби, давай!

— Ал, — Тони тихо заскулил, чувствуя, как инстинкты берут верх над ним и он начинает тереться о член любимого, рефлекторно двигаться, как будто он уже в нем.

— Да, да… Засади мне… По самые яйца… — Алекс обхватил ногами любимого.

Затем подложил себе под бедра подушку.

Тони уткнулся ему в плечо и начал уже инстинктивно искать членом вход в тело. Алекс только смазку ему протянул.

— Я такой чистый, теплый, тесный…

Тони чуть не взвыл!

— Выеби меня… — продолжал развратно шептать Алекс.

Тони уже весь трясся, смачивая смазкой пальцы, а затем смазывая член. Почти не соображая, он запустил сразу два пальца в анус любимому.

— Да… Да… Я себя растянул немного… Стесняшка мой…

Тони очень старался войти медленно, чтоб не сделать больно. Алекс едва дышал и дрожал под ним, принимая его с такой любовью во взгляде, с таким теплом, что Тони чуть было не начал орать в голос. Услышат их или нет, ему уже было почти до лампочки. Он вспомнил, что забыл надеть презерватив.

— Ал, я презик забыл, — виновато сказал он.

— Кончи в меня! — приказал ему Алекс.

— Да ты что?!

— Выеби и кончи в меня, муж мой! Плевать мне на бумажки, перед Богом мы уже семья!

Тони чуть не заорал, с трудом контролируя себя. Без презерватива ощущения были настолько острыми, что надолго его не хватило. Кажется, кушетка еще и скрипела, но ему было уже все равно. А Алекс, его Ал, его котеночек только еле слышно стонал, принимая все. До конца.

— Ты меня снова довел… — шепнул Тони, упав сверху на любимого после того, как кончил. — Я тебе даже удовольствие доставить не успел.

— Хочу доводить тебя всю жизнь, — тихо сказал Алекс. — И буду. Всегда! Мой Ти. Люблю.

— Это мы с тобой, получается, поженились, да?

— Ага… — задумчиво протянул Алекс. — Ты тоже заметил, что секс другим был?

— Угу.

— Мне понравилось.

— Мне тоже. Очень.

========== У нас есть еще немного времени ==========

Тедди переместился к месту, где чуть не поймали Кетцаля. Маленький дух очень отважно сопротивлялся. И только благодаря этому обстоятельству энергия тех, кто хотел убрать «свидетеля» еще не рассеялась. Он очень осторожно потянулся чувствами к тем, кто ее оставил. Едва коснулся, чтоб не выдать себя и чтоб его не заметили. Перед глазами у него мелькнули лица… От неожиданности он чуть не проснулся. «Не может быть…» — подумал он.

— Возвращаемся, пока нас не заметили, — сказал он Кетцалю.

Тот только пискнул у него в руке.

Они вернулись в комнату Алекса. Парни по-прежнему спали в обнимку. Даже не сновидели. Тедди хмыкнул, вспомнил свои бурные приключения и решил пока ученика не трогать. Все равно без толку, пока не перебесятся.

Он посадил Кетцаля на стол. Дух вспорхнул на свой камушек и смотрел на мага то одним глазом, то другим.

— Спасибо тебе, Кетцаль! Ты мне очень помог, — сказал Тедди духу. — Нам всем очень помог. Отдыхай, тебе нужно набираться сил.

— И тебе спасибо, Тедди! — чирикнул Кетцаль в ответ.

Тедди, после узнанного решил еще проверить линию вероятности, которая была связана с нападением на Тони. Она висела в воздухе по-прежнему неподалеку, за окном. Тедди запрыгнул на подоконник и прошел через окно. Снова оттащил нить подальше, а затем осторожно потянулся чувствами к ее источнику. Новости были не очень-то утешительными. Он тяжко вздохнул и проснулся.

— Солнышко мое, — разбудил он жену.

Алиса открыла глаза.

— Тэд? Что случилось?

— Плохие новости случились, Алиса, — вздохнул маг.

— Что, совсем?!

— Ну, жить будем… Возможно… Нас предали.

— Как, кто?! Все же тихо, спокойно!

— Некоторые маги решили сотрудничать с государством более плотно, — тихо сказал Тедди.

— Кто?!

— Пока несколько столичных. А Тони… Он мой ученик и обладает некоторыми пока не развитыми, но весьма нужными спецслужбам способностями.

— Но зачем было пытаться его убить?! Могли бы переманить.

— Потому что он — мой ученик. Ты же знаешь, договор между учителем и учеником не расторгается, если уж заключен. А я не продаюсь. Если бы не Алекс и не маленький дух, которого случайно спас Тони, все могло бы быть гораздо хуже. Возможно, второй парень — тоже ученик мага, который не готов предать нас. Завтра проверю.

— Что же нам делать?!

— У нас есть еще немного времени. Полгода, может быть до осени, если будем действовать тайно. Мы должны убраться из страны и увезти всех, кого сможем и кто согласится сохранить независимость. Возможно, не все коллеги захотят этого. Годы спокойной жизни изнежили нас. Думаю, к лету государство начнет действовать более открыто. Надвигается большая и затяжная энергетическая буря. Магам не позволят остаться в стороне и спокойно заниматься своими делами.

— Тэд?! Как?.. Как уезжать?! Куда?.. И на какие средства?!

Алиса чуть не расплакалась. Только-только их агенство начало приносить доход, появились постоянные клиенты и заработало «сарафанное радио»… Теперь придется все бросить, бежать в неизвестность и начинать все сначала. Она никогда не хотела уезжать из страны, несмотря на то, что многие ее однокурсники жили уже годы по всему миру.

— Ох, Алиса… Мне столько нужно тебе рассказать, — обнял жену Тедди.

========== Никого не хочу другого ==========

В воскресенье утром Алекс заявил родителям, что они с Тони отправляются за диваном. На все его сбережения. Алекс хотел купить на эти деньги кольцо любимому, но хороший сон (и хороший секс) сейчас был важнее. А на кольцо он еще заработает. После завтрака Алекс поволок Тони в магазин, который ему нравился.

— Ал, мне это все сюрреализмом отдает…

— Мне тоже. Но вопрос надо решать. Без тебя я не могу спать!

— Я тоже, — пробормотал Тони.

Они нашли недорогой и неширокий. К вечеру, разобрав кушетку Алекса и выволочив ее в подвал, они затащили их новое спальное место в комнату Алекса.

— Наше гнездо готово! — объявил Алекс, осматривая результат.

Правда, когда диван был разложен, то почти не оставалось места, чтоб пройти между ним и столом, но что ж поделаешь.

Тони очень смутился. Но деться ему все равно было некуда.

Владислав только хмыкнул, глядя на сына, но Алекс и бровью не повел, демонстрируя всем своим видом: «Мое!» В глубине души он тоже смущался. Но показать это родителям, явно ожидающим от него доказательств серьезности его намерений? Да ни за что!

Поздно вечером, приняв душ, он шмякнулся на постель, которую тоже пришлось купить. Одеяло он пока умыкнул запасное у родителей.

А Тони решился на то, чтоб подготовить себя к сексу. Он уже почти ни о чем другом думать не мог, кроме как об «этом». Фантазии накатывали на него в магазине, затем дома он вздрагивал от каждого прикосновения. Ему настолько хотелось ощутить возлюбленного в себе, что он был готов на все, что угодно. Увидят его, услышат — ему уже стало безразлично. К счастью, родители Алекса спать ушли рано, им предстояла тяжелая рабочая неделя и ванная поздним вечером была им не нужна.

— Ал! — тихо сказал Тони, забираясь в постель под одеяло.

— Что? — мурлыкнул Алекс. — Кстати, как ты хочешь спать, с краю или под стенкой?

— А ты?

— С краю наверное.

— А я — под стенкой.

— Ну и замечательно…

— Ал… Я подготовился…

— Да ты что?!

— Угу.

— Значит сегодня у нас будет вторая часть нашего… нового секса…

— Да, — прошептал Тони, ложась на спину, притягивая Алекса на себя и укрывая их с головой.

Алекс тихо застонал, ложась на него сверху.

— Мой Ти, — шептал он.

— Твой… Возьми меня, пожалуйста… Так хочу, умираю!

Тони развел ноги, помогая Алексу устроится поудобнее на нем.

— Какой же ты сладкий… Люблю…

— Люблю…

После секса Тони, натянув дрожащими руками одежду, снова пошел в ванную. Алекс тоже забыл про презерватив, как и он вчера. Впрочем, зачем они им теперь, когда они уже все решили? Он быстро помылся и предоставил ванную в распоряжение мужа. Почему-то он теперь так мысленно стал называть своего Ала, оттрахавшего его до фейерверка перед глазами несколько минут назад. Когда и Алекс вернулся из ванной, он поделился с ним этим, уже забравшись под стенку и закутавшись в теплое пуховое одеяло:

— Ал?

— М? — Алекс обнял его и целовал в шею.

— Я теперь почему-то тебя в мыслях мужем называю…

— И я тебя тоже, — тихо сказал ему Алекс в ответ.

— Правда?! Мне так нравится…

— И мне тоже…

— Главное вслух не брякнуть, — пробормотал Тони.

— Ну ты уж постарайся, будь добр… Хотя, какая разница? Родители знают, учителя в курсе, а остальным пофиг.

— Какие-то мы с тобой совсем домашние и несовременные… То предложение до секса, теперь вот «вторую брачную ночь» себе устроили… Под одеялом, которое ты у родителей «позаимствовал», — фыркнул со смеху Тони.

— Да пофиг, — тихо сказал Алекс. — Никого не хочу другого. Только тебя. Навсегда.

— И я… И я тоже только тебя хочу рядом видеть… Всегда.

Они еще раз поцеловались и наконец все же уснули, забыв одеться и прижавшись друг к другу под одним просторным одеялом.

Спалось обоим так хорошо, как еще никогда в жизни.

***

В понедельник утром Ирина только постучала в закрытую дверь их комнаты. Вчера и позавчера вечером она долго не могла уснуть, слышала, что парни долго шастали туда-сюда. Догадаться, почему они это делали и чем занимались, было несложно. Но раз уж Владислав настоял, чтоб не было никаких походов по съемным квартирам, ожидать от совершеннолетних людей, что они будут соблюдать целибат, питая отнюдь не платонические чувства друг к другу, было по меньшей мере смешно.

***

После пар Алиса и Тедди сказали ученикам зайти к ним. Вместе они пошли в парк якобы пройтись. Маги решили сказать Тони и Алексу первым о грядущих переменах в жизни и, разумеется, взять с них обещание никому, кроме родителей Алекса, ни о чем не рассказывать.

Когда Алекс узнал о предстоящем отъезде, то чуть на радостях не подпрыгнул.

— Тошка! Мы поженимся! Ура! Я-то думал, мы только лет через пять-семь это сделать сможем.

— Ал, это же так непросто! И дальше у кого-то на шее сидеть будем!

— Мы справимся, Ти!

— Неожиданно это все, — вздохнул Тони.

— Не переживай, отработаешь свое содержание, да и Алекса тоже, — хмыкнул Тедди. — Мне такой помощник как ты, очень нужен. Я хотел тебя через несколько лет учить тому, как с вероятностями работать, но теперь обучу быстрее. За подобное в моих краях многие согласны хорошо платить.

Алиса с Алексом только удивленно уставились на Тедди. Они привыкли считать созерцателей непрактичными мечтателями, а себя видеть добытчиками, а оно вон как повернулось.

— Хорошо, что я своих родителей уже, получается, предупредил, — пробормотал Алекс.

— Да уж, — по-прежнему мрачно сказал Тони.

========== Побег ==========

— Мы должны сделать все тихо, по-охотничьи, — сказал Тедди, — раз уж на нас начали охоту.

Тони горестно вздохнул.

Тедди посмотрел на своего ученика.

— Вы оба продолжайте изображать ничего не подозревающих студентов. Алекс, ты следишь за всем. Случится что-то с Тони — шкуру спущу.

— Я сам с себя шкуру спущу, — угрюмо сказал Алекс.

Тедди кивнул и продолжил:

— Духа вашего тоже предупредите, чтоб не высовывался. Узнают, что он выжил и у кого он теперь — вам никакая маскировка под дурачков не поможет.

— Да, Тедди, — серьезно ответил Алекс.

— А мы с Алисой займемся подготовкой к отъезду. Жить будете все у меня потом. Боюсь, что несколько лет, пока все не утихнет.

Парни только снова вздохнули.

— Я не такой уж бедный преподаватель, — подмигнул им Тедди. — Можете рассчитывать на отдельную комнату.

Тони с Алексом еще и покраснели. Но им опять было некуда деваться.

***

Ирина долго плакала, умом понимая, что выход, предложенный учителями Алекса и Тони — наилучший в этой ситуации, но сердце ее разрывалось от того, что она, возможно, не один год не сможет увидеть сына.

***

Тони тоже ревел втихаря, чтоб не огорчать любимого. Несмотря на то, что к нему родина отнеслась наименее дружелюбно, он любил места, в которых вырос. Ну хоть обузой не будет, если верить тому, что сказал ему учитель. Это несколько примиряло его с суровой действительностью.

***

Алекс радовался и был полон надежд, тискал по вечерам своего Ти и мечтал, как они будут спать на новом месте, как будут печь пироги по выходным, а по будням дальше учиться и охотиться на чудовищ, благо их хватало во всем мире, а значит, без работы они и на новом месте не останутся.

***

Владислав не мог уснуть ночами и надеялся, что он достаточно хорошо воспитал своего сына, чтоб тот не сгинул вдалеке от дома. Он никогда в жизни бы не подумал, что его коснется так много того, о чем он не хотел бы знать в принципе и был бы рад, если бы с ним и с его семьей никогда бы не случилось то, что им всем пришлось пережить за последнее время. Но реальность диктовала свои условия.

«Вот тебе и кризис среднего возраста и переоценка ценностей», — думал он, обнимал жену и тайно молился о том, чтоб все у них было хорошо.

***

Летом Тедди, Алиса, Хельга, Алекс, Тони и еще несколько человек уехали к Тедди на родину. Они успели вовремя. Через пару месяцев начался конфликт с одним из соседних государств и все, кто остался, были вынуждены работать на нужды государства. Впрочем, некоторые маги осознанно пошли на этот шаг.

========== Время покажет ==========

Пять лет спустя после начала истории, вскоре после того, как Тони исполнилось двадцать три.

***

Дарья позвонила в домофон в подъезде родителей Алекса. Она не была уверена, есть ли кто-то дома, но кроме адреса ничего не знала. Ей повезло: в ответ она услышала:

— Кто это?

— Это мать Антона, Дарья. Вы мать Алексея?

— Да, я.

— Я хочу с вами поговорить.

— Хорошо, — ответила Ирина. — Поднимайтесь на третий этаж.

Дверь щелкнула замком.

Ирина открыла дверь в квартиру.

— Проходите.

— Не знаю, как вас зовут…

— Ирина.

Ирина предложила пройти Дарье в гостиную и присесть на стул. Села напротив нее и вежливо сказала:

— Слушаю вас. О чем вы хотели поговорить?

— Вам об Антоне что-то известно?

— А вы с какой целью интересуетесь?

— Хочу квартиру продать… — Дарья замялась.

— Не нужна вам такая большая, да? — сочувственно кивнула Ирина.

— Да. Да и коммунальные услуги нынче дороги. Жить с каждым месяцем все тяжелее.

— Понимаю. Так, а зачем вам информация об Антоне?

— Он… Квартира и на него приватизирована.

Вообще-то Ирина была в курсе. Алекс тогда чуть матом не загнул при ней, когда поделился историей о том, как они ходили за книжками Тони. Но сейчас она хотела все это услышать от матери Тони лично.

— Да? Впервые слышу. Помню, вы замок сменили, чтоб Антон не мог войти…

— Да, — признала Дарья. — Так вы что-то знаете о нем?

Дарья осматривала комнату, замечая, что та вовсе не такая роскошная, какой она себе почему-то представляла их квартиру. Видно было, что хозяева живут в достатке, но этим не кичатся.

Ирина задумалась. Наконец приняла решение.

— Хорошо, я скажу вам, раз уж мы с вами теперь родня. Алексей и Антон уехали за границу и создали семью, как они и хотели.

— Как?.. Неужели это правда?

— Да, правда, — спокойно ответила Ирина. — Мы часто общаемся с детьми по скайпу.

— У меня это в голове не укладывается, — пробормотала Дарья.

— Мне тоже было трудно принять их отношения, — сдержанно кивнула Ирина. — Послезавтра мы как раз собираемся поговорить. Я напишу Антону письмо. Если он согласится с вами пообщаться, я не буду возражать. Какой ваш номер телефона? Я перезвоню вам, когда узнаю его решение.

Дарья назвала свой номер. Затем встала и сказала:

— До свидания.

Заметно было, что вежливость ей дается с трудом. Ирина тоже встала и проводила гостью.

***

Дарья очень боялась того, что останется только с половиной суммы от продажи жилья, но деваться ей было некуда. Содержать двухкомнатную квартиру становилось все сложнее.

На следующий день Ирина перезвонила ей и сообщила, что Тони согласен поговорить по видеосвязи.

Дарья пять лет не видела своего сына. Тогда еще совсем мальчик превратился в красивого молодого парня, ухоженного и хорошо одетого. И, разумеется, он был не один. Рядом с ним сидел Алекс, тоже возмужавший и по-прежнему очень привлекательный. Обнимал своего мужа и злобно косился на нее, явно вспоминая их разговор.

Тони и Алекс узаконили отношения, как только получили вид на жительство. Несколько месяцев назад они наконец-то сняли себе отдельное жилье, больше ни от кого не завися.

— Я слушаю тебя, — сказал Тони.

— Я хочу продать квартиру. Мне нужно твое разрешение на продажу и ты, наверное, захочешь забрать половину суммы.

Тони грустно посмотрел на нее. Долго молчал, а потом сказал тихо и спокойно:

— Пришли мне документы, я подпишу их. Больше мне ничего не нужно. Мне нужна была ты, а тебя не было. Живи, и будь счастлива.

Он выключил связь, не в силах продолжать разговор. Обнял Алекса и горько заплакал. Алекс обнял его в ответ. Тихо сказал:

— Она не заслужила такого отношения.

Тони только тихо вздохнул.

— Идем спать лучше, сердце мое, завтра рано вставать.

— Идем, — погладил его Алекс.

Они даже сексом не занялись. Тони прижался к мужу и лежал, уткнувшись тому в плечо и закрыв глаза, пока не уснул.

***

А Дарья, услышав все это, увидев повзрослевшего сына и осознав, что он только что сделал, онемела. Пытаясь справиться с шоком, спросила у Ирины, вспоминая события той зимы, когда она выставила Тони из дому:

— Они ж тогда у вас жили?

— Жили. Им нужно было учиться, а время тогда уже стало опасным. Антон чуть не погиб после того, как вы его не пустили в дом.

— Как?.. Как чуть не погиб?.. — едва слышно прошептала Дарья. — Я не знала.

— Конечно же, он вам ничего не сказал, — вздохнула Ирина. — Как всегда. Он такой скромный мальчик. Простите, что так его называю. Теперь он, пусть не по нашим законам, а по иностранным, наш второй сын. Мы с Владиславом очень привязались к нему, пока они у нас оба жили. И почему наш сын его выбрал, я понимаю.

Дарья чуть рот от удивления не открыла. Она всегда считала то, что сын ей не перечил и был скромным, его недостатком, который, конечно же, пыталась исправить, а сейчас слышала об этом чуть ли не как о добродетели.

— Трудолюбивый, внимательный, умница. Леша у него многому научился, — продолжила Ирина.

Дарья чувствовала, что начинает краснеть. То, в чем она упрекала сына сейчас преподносилось как достоинства, которым стоило учиться. Его вечное сидение за столом за учебой допоздна, дотошность и занудство вместе с всезнайством раздражали ее без меры. Когда он познакомился с Алексом, она думала, что сын хоть отчасти перестанет быть таким «ботаном».

— И бескорыстный… Как это на него похоже.

«„Ой, дурак“, — наверняка скажет Владислав, бывший сейчас в командировке, когда узнает о решении Тони отдать матери свою часть квартиры, — подумала Ирина. — Ну хоть „долбоебами мелкими“ называть перестал, уже хорошо».

Отсутствие у сына жажды наживы и акульей хватки Дарья всегда считала признаком слабости. И то, что тот познакомился с Алексом, явно из семьи с достатком, сначала радовало ее. Когда же она прочла его стихи, в которых он описал свои подлинные желания и чувства к Алексу, то пришла в ужас. Зачем она его тогда обозвала «барчуковой подстилкой», она уже и сама не знала. Хотя когда-то в молодости хотела найти парня из состоятельной семьи. То, что Тони и Алекс просто любили друг друга, причем настолько сильно, что нашли способ узаконить свои отношения… Она не могла, не хотела в это поверить. Ведь тогда получалось, что это она в свое время искала мужа с корыстными целями. И ничего путного из этого все равно не вышло в итоге. И квартиру оставить всю себе хотела тоже она, хоть половина действительно принадлежала Тони.

Дарье казалось, что мир окончательно рушится. Ирина описывала Тони так, что ее сын, не приспособленный к жизни, с откровенно омерзительными ей пристрастиями, представал чуть ли не ангелом во плоти, а она сама оказывалась в глазах… В глазах своих, фактически теперь уже родственников, бездушным чудовищем, выгнавшим человека из собственного дома зимой на мороз и на смерть только за то, что он не такой, каким ей хотелось его видеть.

— Я не могу во все это поверить… — тихо сказала она. — Мне нехорошо…

— Может быть чаю? Идемте на кухню, у меня как раз кусочек торта остался.

Дарья поднялась, не чувствуя под собой ног. Пошла за Ириной на кухню.

— От горячего сладкого чая вам станет легче, — сказала ей Ирина, подавая кружку.

— Спасибо… Какой ужас…

— Они молодцы, справляются, хоть и нелегко им за границей жить, — сказала Ирина. — Мы были у них этим летом в гостях.

— Скажите, а с ним можно еще как-то поговорить?

Ирина внимательно посмотрела на свою родственницу и очень тихо спросила в ответ:

— Что, прощения попросить хотите?

— Как вы догадались? — Дарья едва выговаривала слова.

— Я очень рада, что смогла пробиться к вашей душе. Я давно хотела, но не знала, как достучаться до вас. Антон сделал то, после чего вы не смогли остаться равнодушной по отношению к нему, как сделали это, когда выгнали его из дома. Если он захочет с вами еще пообщаться, я не буду возражать.

И тут Дарья не выдержала и заплакала.

Ирина сидела напротив, смотрела на свою родственницу и думала о том, что чудеса иногда случаются. Конечно, вряд ли Дарья сможет быстро измениться, даже если захочет. Но то, что она видела сейчас, оставляло надежду. А дальше… Время покажет.

========== Примечания ==========

https://ru.wikipedia.org/wiki/Кетцалькоатль

Кетцалько́атль (Кецалькоатль, Кетсалькоатль, аст. Quetzalcōātl — «пернатый змей»; исп. Quetzalcóatl; [ketsaɬˈko.aːtɬ]) — имя божества древней Америки на языке науатль, один из главных богов ацтекского пантеона и пантеонов других цивилизаций Центральной Америки, а также имя исторической личности.

Кетцалькоатль считается сыном богини Чимальмы (Чимальму). По одной из легенд, она зачала Кетцалькоатля, проглотив драгоценный камень жад[1]. Кецаль (кетсаль, кетцаль, квезал) — небольшая птица с ярко-изумрудным оперением, которое высоко ценилось в традиционных культурах Америки. Кетцаль — древний символ свободолюбия: эта птица не живёт в неволе. Кроме того, в честь ацтекского бога получил своё имя кетцалькоатль (лат. Quetzalcoatlus) — вероятно, крупнейший представитель как отряда птерозавров, так и летающих животных за всю историю планеты.

Происхождение[править | править вики-текст]
Корни культа Змея в Мезоамерике уходят в глубокую древность; первые изображения птицеподобных змей датируются периодом 1150—500 до н. э. Змея олицетворяла землю и растительность, но это было в Теотиуакане (около 150 до н. э.), где змеи были изображены с перьями кетцаля. Более детальные изображения найдены в храме Кетцалькоатля, построенном около 200 г. до н. э., на которых можно видеть гремучую змею с длинными зелеными перьями кетцаля.

В Теотиуакане поклонялись Тлалоку, богу воды, в то время как Кетцалькоатль, как змея, олицетворял плодородие земли и был подчинен Тлалоку. После развития культа он стал самостоятельным. Со временем Кетцалькоатль слился с другими божествами и перенял их свойства. Кетцалькоатль часто ассоциировался с Эхекатлем (Ээкатлем), богом воздуха, олицетворяя силы природы, а также ассоциировался с «Утренней звездой» (Венерой) (под именем Тлауискальпантекутли (Тлауицкальпантекутли), исп. Tlahuixcalpantecuhtli). Двойник (науаль, нагваль) и близнец Кецалькоатля Шолотль — бог вечерней звезды, планеты Венера. Ночью он переправляет через глубины подземного мира с запада на восток солнечный диск. Кетцалькоатль стал воплощением дождя, божественных вод и ветров, в то время как Тлалок был богом подземных и озерных вод, пещер и рек, а также растений. Кетцалькоатль стал одним из богов-создателей.

Влияние бога Теотиуакана распространилось и на майя, которые звали его К’ук’улькан (у юкатекских майя) или Кукумац (у горных майя (киче)) — эти имена тоже означают «Пернатый змей».