Pictures and stories

photography, drawing: flowers, architecture, street photo; verse, prose

Времена года. Ночь и ветер

***********************************************************************************************
Времена года. Ночь и ветер
https://ficbook.net/readfic/5489060
***********************************************************************************************

Направленность: Слэш
Автор: Under Queer Sky (https://ficbook.net/authors/1700413)

Беты (редакторы): Шиппер хочет ОТП
Фэндом: ОриджиналыПерсонажи: Тони/Алекс, Алиса/Тедди и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: Романтика, Юмор, Флафф, Драма, Фэнтези, Мистика, Психология, Повседневность, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, СоулмейтыПредупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, Нехронологическое повествование, Элементы гета
Размер: Макси, 100 страниц
Кол-во частей: 16
Статус: закончен

Описание:
Тедди и Алиса встретились больше десяти лет назад. Немного воспоминаний перед тем, как вернуться в настоящее время, совсем не такое безоблачное, как раньше. Но, во всем есть и хорошая сторона!

Первая история “Лицо и сердце: https://ficbook.net/readfic/4389229
Вторая история “Цветок и песня”: https://ficbook.net/readfic/4963324

Публикация на других ресурсах: Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Для любителей экшна, магии и фентези: фокус повествования сосредоточен на психологии, чувствах и отношениях героев. Файерболы, подпространственные карманы и прочие бластеры отсутствуют. И не говорите, что автор вас не предупредил! 🙂

Все события и герои вымышлены. Любые совпадения с реальными личностями случайны.

—–

Серия “Времена года”.

Сборник:
https://ficbook.net/collections/7511890?sort=author

Иногда переписываю текст, добавляю новые части или перекомпоновываю, когда проявляются новые подробности историй.

История первая. “Лицо и сердце”:
https://ficbook.net/readfic/4389229

История вторая. “Цветок и песня”:
https://ficbook.net/readfic/4963324

История третья. “Ночь и ветер”:
https://ficbook.net/readfic/5489060

История четвертая. “Черное и красное”:
https://ficbook.net/readfic/4963250

Альтернативы к сюжету:
https://ficbook.net/readfic/4933847

Фэмслеш “Эксперимент”:
https://ficbook.net/readfic/5187479

Дополнения:
https://ficbook.net/readfic/5580792

История пятая. Немагическая альтернатива: Ich will (Однажды в Гейдельберге):
https://ficbook.net/readfic/5854369

——-

Автор благодарит всех, кто читает, комментирует, бетит, ставит оценку “нравится” и добавляет в сборники его истории!

========== Это работает ==========

Йоуалли-ээкатль

Часть I

— А как же мальчишки?! Обучение Алекса только началось!

— С собой заберем.

— Спрашивать, я так понимаю, необязательно? — усмехнулась Алиса.

— Могу и спросить, — пожал плечами Тедди, — думаю, они не будут против. У старшенького там родители непутевые даже где-то бродят. Если папаша еще концы не отдал из-за своих пристрастий. Тони такой молодец, что не пошел по его стопам. Да и свои вопросы они там решат и жить смогут спокойно.

— А бизнес?!

— Тоже мне, проблема, — ухмыльнулся маг.

— Но как ты мог, как ты мог?! Устроить такой маскарад! Даже я поверила! «Стезя охотника — не мое призвание, ты же понимаешь…» Изображать оборванца и чокнутого ученого! А с Тони вы как причитали на пару, что в рабство вас охотники загоняют, работать на бизнес заставляют, тонкую вашу созерцательскую натуру эксплуатируют! — Алиса уже сама начинала ржать, вспоминая, с каким иногда несчастным видом плелся Тедди на выполнение своей части работы, которую она находила. — А как я распиналась, что с вами, созерцателями, с голоду помереть можно на вашу университетскую зарплату! Кошмар! Не удивлюсь, если у твоего ученика тоже какой-нибудь загашничек припрятан, что родители разбазарить не успели.

— Я хотел, чтоб любили меня… — маг смотрел на нее и сочувственно улыбался. — А Тони уже вполне самостоятелен.

— Убью!

Алиса бросилась на мужа.

— Любовь моя… Вечная… — поймал он её.

Обнял, поцеловал везде, куда только смог достать. Охотница отчаянно сопротивлялась, но Тедди был сильнее. Он не отпускал её и по-прежнему сходил с ума от того, как она бьется в его объятиях.

— Я так долго искал тебя, — выдохнул он, — выполнил все твои желания. Теперь наконец могу сбросить маску.

— И надеть новую, — фыркнула она.

Акцент Тедди был настолько очарователен, что перед ним невозможно было устоять. Только целовать губы, которые подарили ей столько наслаждения. Где ее муж научился тому, что вытворял в постели, он охотнице так и не признался.

— Куда ж без них, — хмыкнул Тедди.

Достал из кармана часы, которые стоили как вся их квартира вместе с мебелью в придачу, надел и застегнул браслет на руке. Теперь образ был завершен.

— Тэд?

— Да, родная?

— А замок у тебя есть? А то какой же маг — и без замка, — ухмыльнулась она.

Тедди улыбнулся.

— Есть. И что самое главное — с лабораторией!

Алиса засмеялась.

— Ну да, действительно. Как я могла забыть! Лаборатория — это же самое важное! А пентаграмма имеется?

Маг заржал.

— На кой-черт она мне сдалась?

— Но как, как ты мог?! — Алиса решила, что так быстро прощать мужа все же не стоит.

Или хотя бы не показывать так открыто свою радость. Надо хоть для приличия надуться. Не сдаваться же сразу.

— Ну я же маг, — развел руками по-прежнему ухмыляющийся во все тридцать два Тедди. — Приехать в неизвестную страну и посмотреть, на что я способен сам, без излишеств, без влияния и власти — было вызовом для меня.

— И проверить, верны ли древние сказки? — чуть слышно спросила его жена.

— Да, родная. И это тоже. Сказки о Силе оказались правдой.

— Еще и ученику устроил очередное испытание, — покачала головой охотница.

Она до сих пор не совсем одобряла действия Тедди в отношении Тони и Алекса.

— Это работает, — пожал плечами маг.

— Вы, созерцатели, все немного сумасшедшие.

— Есть такое, — кивнул, соглашаясь с ней, Тедди.

***

За 12 лет до начала событий, описанных в истории «Лицо и сердце»

***

— Привет!

Алиса очень удивилась. Она спокойно сидела себе на дереве, растущем возле её дома, и как раз собиралась потренировать превращение в любимую форму — в птицу. Как вдруг возле неё на ветке возник незнакомый мужчина. Еще и поздоровался! Охотница не привыкла к такому.

— Ты кто?! — удивленно и возмущенно спросила она.

— Я — Тедди, — представился незнакомец.

Мужчина был симпатичным. Гибкое, как у гимнаста, мускулистое тело, улыбчивое лицо и лучистые глаза. Темная кожа, курчавые волосы. Одет он был в футболку и джинсы — ничего экстраординарного.

— Ты не местный!

— Нет, — улыбнулся маг.

— Зачем пришел? — прямо спросила охотница.

Она не привыкла, чтоб в её сновидениях объявлялись без спросу незнакомцы, пусть даже и симпатичные.

Тедди пожал плечами:

— Путешествовал. Нечасто сновидцев встречаю.

— Я тоже, — кивнула Алиса. — Я — Алиса.

— А что ты делаешь? — поинтересовался маг.

Алиса смутилась.

— Тренируюсь… В птицу превращаться люблю.

— Как здорово! — поддержал ее Тедди.

— Правда? — удивилась охотница.

Она считала свои занятия не очень-то важными и не привыкла к поддержке и одобрению.

— Ага! Давай завтра тут встретимся? — предложил он.

Алиса удивленно на него глянула.

— Давай.

— Тогда до встречи! Мне пора просыпаться.

Следующей ночью, когда Алиса пробудилась в сновидении и снова обнаружила себя на том же дереве, заметила, что Тедди опять сидит на соседней ветке.

Они немного полетали по окрестным улицам, пока Тедди не сказал, что ему пора просыпаться.

— Я не хочу с тобой расставаться, — прошептала Алиса.

— Я тоже, — вздохнул маг. — До завтра?

— Угу, — кивнула охотница.

Проснувшись, Тедди нахмурился. Несколько лет назад он вычитал, что иногда среди магов встречаются совместимые по энергии друг с другом люди. То, как его тянуло к встреченной молодой женщине, было очень подозрительным. И ее, кажется, тянуло к нему тоже. Он решил проверить свою гипотезу в следующем сновидении.

— Можно на тебя посмотреть? — спросил он Алису, когда они встретились в очередной раз в сновидении. — Увидеть твою энергию. Если хочешь, я не против, если ты увидишь мою, — предложил он честный обмен.

Алиса посмотрела на него.

— Зачем?

— Хочу проверить одно свое предположение, — вздохнул маг.

Когда он сосредоточился и увидел энергию охотницы, то только тихонько ахнул. Его предположение оказалось верным. Перед ним была его потенциальная «вторая половинка». Алиса не знала о подобном, но когда она увидела его энергию, то почувствовала, как ее еще сильнее тянет к этому сновидцу из далеких мест.

— Я был прав, — тихо сказал он, — ты — совместимый по энергии со мной человек.

— И? — не поняла Алиса.

— Это значит, что мы — потенциальные партнеры. Если ты свободна, конечно.

— Свободна, — вздохнула охотница.

— Какой это город?

Она назвала место.

Тедди кивнул головой.

— Я понял. Я приду за тобой.

Алиса рассмеялась. Она почему-то вспомнила «Алые паруса». В детстве она любила эту сказку.

— Приходи, капитан Грей.

— Кто такой капитан Грей, я не знаю, — ответил Тедди, — но моя фамилия тоже означает серый цвет на моем языке.

— Мне пора просыпаться, — грустно вздохнула Алиса.

— Мы скоро встретимся, — сказал ей Тедди.

Когда она на следующую ночь решила посновидеть, Тедди больше не сидел на ветке дерева. И через два дня он тоже не появился. Алиса очень расстроилась. Ее тянуло к этому веселому, симпатичному сновидцу, а он взял и исчез.

Иногда она вспоминала о нем, но больше в сновидении не встречала.

А маг, проснувшись, понял, что пришло время для того, что он любил больше всего на свете — для эксперимента. Вот только теперь ему стало не до сновидений, к сожалению.

***

За 11 лет до начала истории «Лицо и сердце», год спустя после встреч Алисы и Тедди в сновидении.

***

— Ты кто? — от неожиданности Тедди вздрогнул.

— Конь в пальто! — выругался вывалившийся из камина дух.

— На Санта-Клауса ты не похож, — заметил маг.

— Какой, в жопу, Санта? Ты что, забыл, где сейчас живешь? — огрызнулся пришелец. — Я всего лишь посланник.

— М-да, — вздохнул Тедди.

Маг с трудом привыкал к жизни в стране, в которой даже Санта-Клауса не было. А вместо этого из камина вываливаются всякие грязные оборванцы. Квартиру с камином ему удалось найти тоже с большим трудом и совсем ненадолго, чтоб не подрывать свою легенду о бедном полоумном ученом. Скоро срок аренды заканчивался, и хотелось последние пару дней перед тем, как он погрузится в мир будней, провести с комфортом.

Тедди поднялся из удобного кресла перед камином. Поставил бокал с вином на стол. Потянулся.

— Что тебе нужно? — спросил он духа.

— Меня прислал Ольховый Король. Он хочет, чтоб ты вернулся.

— Я сейчас не могу, я занят.

— Дела в мире духов идут все хуже, — пожаловался посланец.

— Печально слышать, — отозвался маг.

— Ты был лучшим посредником.

— Спасибо. Ничем не могу сейчас помочь, у меня здесь важное дело.

— Да знаю… Может хоть посоветуешь что, а?

Тедди задумался. Ухмыльнулся.

— Пусть откроет ночной клуб. И назовет его «Erlkönig».

— Фу, там же пьянь всякая и обдолбанные, — поморщился дух.

— Ну, пора вам привыкать к независимости, — пожал плечами Тедди.

— А еще все курят! — пожаловался лохматый оборванец.

— Не то, что в старые добрые времена, — хмыкнул Тедди.

— М-да уж. Куда катится мир? — почесался дух.

— И не говори!

— Ладно, спасибо за совет.

Дух покряхтел, забрался в камин и полез в трубу. Раздался негромкий хлопок и гость исчез.

Маг взял бокал с недопитым вином и снова уселся в кресло перед камином. Он смотрел на огонь через жидкость и постепенно погружался в безмолвие.

***

Алиса проснулась после очередного сновидения. Светало. Она глянула на часы: половина пятого утра! И она опять вспоминала Тедди. Но сновидца и след простыл. Как грустно. Он так ей понравился. То, что он был темнокожим, скорее притягивало ее, чем отталкивало. Фигуры у многих африканцев были потрясающие. И хотя увиденное в сновидении и наяву иногда отличалось, разница обычно не была большой.

Сон ушел. Она ворочалась в постели. Закончилось все тем, что охотница встала, оделась и пошла пробежаться.

Летнее утро было свежим, улицы пустынными. Алиса бежала, вдыхая все еще чистый воздух и отгоняя от себя грустные мысли. Он назвал себя странным именем Тедди, больше подходящим плюшевому мишке… Она побежала быстрее. Навстречу новому дню и своей судьбе.

***

В половине девятого утра Алиса вошла в здание, в котором она работала. Необходимости приходить так рано летом не было, студенты были на каникулах, коллеги разъехались кто по командировкам, кто в отпуск. А ей до отпуска оставалась неделя, и это время нужно было как-то отсидеть в опостылевших четырех стенах. Она так задумалась о том, чем бы ей сегодня заняться, что чуть было не налетела на…

— Привет! — очень тепло улыбался ей невысокий симпатичный мужчина лет тридцати пяти — сорока.

— Тедди… — ошеломленно прошептала Алиса.

— Он самый! — подмигнул ей маг.

— Не может быть…

— Я теперь тут работаю. С сегодняшнего дня. Я пришел за тобой, как и обещал! — все так же тепло и открыто сказал он ей.

— Ты псих!

— Есть такое, — ухмыляясь, кивнул Тедди.

Они пошли вместе к лифту. Алиса нажала на кнопку восьмого этажа. Тедди не нажал другую.

Она удивленно посмотрела на него.

— Я — созерцатель, — объяснил маг. — На вашей кафедре как раз была вакансия. Я буду преподавать историю магии. Ну и экспериментами некоторыми займусь.

Двери лифта открылись. Они вышли из лифта и остановились посреди светлого холла. Из больших окон открывался отличный вид на город.

— Так вот, — продолжил Тедди, — поскольку сейчас лето, то через недельку я поеду собирать материал. А у тебя через неделю отпуск.

— Откуда ты знаешь?!

— Выведать информацию о тебе было несложно в вашей коррумпированной стране, — пожал плечами Тедди, — парочка взяток — и вуаля, я здесь.

— Ты говоришь без акцента, — тихо сказала Алиса.

— Да, — кивнул маг, — мой отец тут работал, когда я был ребенком. Я тогда выучил язык, но со временем подзабыл. Пришлось вспоминать и доучивать. Как насчет провести вместе отпуск?

— Я вообще-то на море собиралась… У меня уже забронирован номер в гостинице…

— О, я и не собирался лезть к тебе бесцеремонно в номер…

— Ну да, ты только в мой сон залез, — фыркнула Алиса, вспоминая события годичной давности, — а потом пропал…

— Я же созерцатель, — улыбаясь ответил Тедди, — а сон, между прочим, не твой личный был. Сидела прямо посреди улицы на дереве! Это так неприлично! Хорошие девочки не лазят по деревьям!

— Ты смеешься?!

— Я шучу! Кстати, ты давно в птицу превращаться научилась?

— Несколько лет как.

— Хочешь, покажу тебе еще пару форм?

— А ты тоже умеешь?!

— Умею, — серьезно кивнул Тедди.

— А я думала, я одна такая, кто подобными ненужными вещами занимается, — вздохнула охотница.

— Это у вас тут рассказывают, что уметь так изменять свое восприятие — не нужно? — тихо спросил он.

— Угу.

Тедди покачал головой.

— Ну-ну…

— Добро пожаловать в нашу контору, — усмехнулась она.

Тедди улыбнулся.

— Я снял номер в соседней с твоей гостинице. Так что за свой можешь не опасаться. Впрочем, от твоего приглашения его посетить я не откажусь. Как насчет сегодня вечером выпить по чашечке кофе?

— Ты что, приглашаешь меня на свидание?

— Да. Я больше не буду пропадать, — улыбнулся он ей. — Я много сил потратил на то, чтоб попасть сюда, на сновидение не хватало, — признался он.

— Я подумаю над твоим предложением и отвечу тебе после обеда, — вздохнув, сказала Алиса.

— Хорошо. Встретимся здесь?

— Да, после обеденного перерыва.

========== Возможно, это просто судьба ==========

— Я согласна! — сказала Алиса, выйдя из лифта после того, как вернулась с обеда.

Тедди назвал один из небольших уютных ресторанчиков. Алиса не возражала.

— Как получилось, что ты появился здесь так вовремя? — пробормотала она.

Она недавно рассталась с очередным ухажером. С ним было невыносимо скучно, а скучать охотница не любила. Да и секс был так себе. Никакого продолжения отношений тоже не ожидалось. Так что Тедди, пусть даже и несколько неожиданно, появился очень вовремя. А о всех этих сказках об «энергетической совместимости», о которых ей рассказал маг, она подумает потом… Может быть… Если не соскучится. Вероятность веселого отпуска — это уже хорошо. И искать никого не придется. Может хоть этот таким занудой не будет.

Тедди только руками развел.

— Я не знаю. Возможно, это просто судьба.

— Ты веришь в судьбу? — удивилась она.

— Иногда, — кивнул маг.

***

В кафе они болтали о чем-то незначительном. Светскую беседу Тедди вести тоже умел, развлекая свою спутницу интересными рассказами.

— Вот чем вы, созерцатели, хороши, так это тем, что язык у вас почти всегда отлично подвешен, — заметила Алиса.

— Спасибо за комплимент, — улыбнулся ей Тедди.

Он не сводил глаз с охотницы, ощущая, как его все сильнее тянет к ней, теперь уже наяву. Он очаровывал ее и все больше очаровывался ею сам. Высокая, стройная, коротко стриженные темные волосы и милое лицо… Ее голос, жесты, тело — Тедди мечтал о том, как обнимет ее, прижмет к себе, узнает, как она целуется… И не только целуется… Задумавшись, он замолчал. Сидел и любовался ею.

— И что, ты ко мне сегодня опять в сон заявишься? — спросила Алиса, когда они заказали кофе.

— Если ты хочешь, — улыбнулся маг. — Но учти, совместное сновидение с тем, кто тебе предназначен судьбой, имеет свои особенности… И последствия.

— Это еще какие? Я про такое раньше вообще не слышала.

— Да у вас тут много о чем не слышали, — нахмурился Тедди. Он помолчал, раздумывая, как ей рассказать потактичнее. Наконец продолжил: — В сновидении с совместимым по энергии человеком тебе захочется обнять его — объединить с ним энергию.

— Ну и что? — удивилась охотница.

— Это еще не все, — улыбнулся Тедди. — После сновидения захочется большего, чем просто разговоры и посиделки в кафе. И эта тяга будет только нарастать со временем. Заканчиваются подобные отношения обычно сексом. И заключением союза.

— Какого еще союза?.. — пробормотала охотница, озадаченная полученными сведениями.

Тедди невольно хохотнул. Наклонился через столик и поманил ее к себе. Когда она тоже наклонилась, улыбаясь, негромко сказал:

— Обычно такой союз называют браком.

— Что?! Как?! Замуж?!

— Ага, — подмигнул он ей.

«М-да, скучать определенно не придется… Так мне еще предложение руки и сердца не делали», — ошеломленно подумала Алиса.

— Я же тебя совсем не знаю! — вслух сказала она.

— Вот я и предлагаю познакомиться поближе и узнать друг друга получше во время поездки, — понимающе сказал Тедди.

— Не уверена, что готова сейчас к встрече в сновидении с тобой, — пробормотала охотница.

— Как скажешь… — пряча улыбку, ответил маг.

Когда принесли счет, он расплатился за ужин. Робкие попытки Алисы заплатить за себя он пресек в корне.

Охотница удивилась:

— У вас же вроде как принято каждому за себя платить?

— А у вас нет. Раз уж я здесь, пусть будут ваши традиции.

Они прошлись пешком до дома, в котором жила охотница. Теплый летний вечер и приятная беседа – что еще нужно для счастья?

— А поцелуй? У нас же свидание! — улыбнулся Тедди, когда Алиса было развернулась, чтоб открыть дверь подъезда.

— Ох, — улыбнулась охотница. — И правда.

Он мягко взял ее за подбородок. Коснулся своими губами губ охотницы…

Целовался маг так, что Алиса не могла прервать их поцелуй. Она чувствовала, как тает от ласкового касания, от бережного, нежного и вместе с тем страстного изучения ее губ и рта. У нее начали слабеть колени от ощущения, что мужчина целует не только ее тело, но и душу, проникая в нее и заполняя собой. Так, что хотелось ощущать это вечно. То, что он был немного меньше неё ростом, почему-то совсем не мешало…

Когда Тедди отстранился, она не могла дышать. Маг снова, уже в который раз, тепло улыбнулся и тихо сказал:

— Спокойной ночи, Алиса. Я не потревожу тебя больше во сне и наяву, пока ты сама не попросишь меня об этом.

Он развернулся и пошел к себе домой.

Уже совсем стемнело, и охотнице, ошеломленно так и оставшейся стоять возле двери, показалось, что все происшедшее ей просто приснилось. Люди, даже если они маги, так не целуются. Она невольно вздрогнула от воплей какой-то пьяной компании, бредущей на поиски очередных неприятностей на свои задницы. Это был не сон. Совсем не сон.

========== У всех свои слабости ==========

Когда Алиса вышла из вагона поезда, через пару минут она заметила Тедди с рюкзаком за плечами, будто разрезающего толпу высыпавших из поезда туристов ножом и неотвратимо приближающегося к ней. Маг приехал этим же поездом. Он подхватил ее сумку, помчался за билетами и через полтора часа езды в автобусе поставил вещи на пол возле двери ее номера.

— Встретимся на набережной через два часа?

— О… Да, — растерялась Алиса.

В номер маг даже не заглянул. Зато пригласил на следующий день после обеда, когда охотница уже успела обгореть на солнце, пойти вместе с ним. Алиса не отказалась.

Она была очарована тем, как Тедди общался с людьми, частенько относящимися к нему с предубеждением из-за цвета его кожи. Он был неизменно вежлив, и его лицо не покидала теплая улыбка. Маг опрашивал местных с дотошностью следователя. Задавал вопросы, которые ей бы никогда и в голову не пришло задать, заполнял размашистым почерком свой блокнот, страница за страницей, и только иногда сокрушенно покачивал головой после очередного опроса местного населения. Он собирал все истории о необъяснимом, о мифах, даже о небылицах и сплетнях. Тедди представлялся этнографом, собирающим материалы для исследований. Так ему было удобнее не привлекать излишнего внимания к его настоящим целям.

Как заметила Алиса, Тедди в принципе редко возражал. «Конечно», — улыбаясь говорил он. А потом выдавал что-то, переворачивающее все с ног на голову. И оказывалось, что на голове — это «всё», чем бы оно ни было — стояло раньше.

Маг относился к ней с каким-то непонятным ей трепетом. Как будто она была нежным цветком. Это было пугающим и притягивающим одновременно.

По утрам Тедди встречал ее на пляже, и они шли вместе купаться. Загорать магу было скучно, поэтому он уходил на поиски историй. А после обеда с неизменным «привет» снова встречал охотницу и мчался к морю. По вечерам они гуляли по набережной, ужинали в тихих кафе подальше от грохота «живой» музыки, поражавшей туристов своей безвкусицей и пошлостью.

Однажды во время очередного ужина Алиса поинтересовалась, что он собирается делать со всем этим ворохом собранных сплетен и небылиц. Маг как-то странно на нее глянул и ответил, что среди этих небылиц иногда встречается информация, нужная ему для экспериментов, и сведения о некоторых обитателях этих мест, невидимых наяву.

— Хочешь, можем посновидеть вместе? — предложил он.

Алиса смутилась. Она любила сновидеть, но опасалась очутиться в сновидении рядом с магом, учитывая то, что он ей рассказал. Хотя теперь он дальше поцелуев на прощание вечером, причем гораздо более целомудренных, чем в первый раз, не заходил. Гад!

Тедди предварительно уже провел и в сновидении несколько вылазок. Убедился, что место относительно безопасное, и его подруге ничего не угрожает, а значит можно немного повеселиться не только наяву. Его очень забавляла реакция охотницы на его обходительность. Он продолжал развлекать ее, говорить комплименты и ждал, когда же она не выдержит и захочет продолжения. Что ей хотелось большего, чем невинные поцелуи, он уже успел заметить, поймав ее за откровенным разглядыванием своего тела.

— Ну… Я не знаю…

Сновидеть охотнице тоже уже хотелось не меньше, чем секса. И если вовремя не израсходовать накопившуюся энергию, то потом последствия могут быть куда похуже, чем секс. Так и заболеть было недолго от переизбытка. Или отключиться в неподходящее время и шататься в теле сновидения, пока весь излишек не израсходуется.

Тедди только склонил голову, уже почти не скрывая улыбку.

— Только не говори опять «конечно»! — не выдержала она.

— А что такое? — наивно удивился Тедди, из последних сил удерживаясь от того, чтоб не рассмеяться.

— Ты невыносим! Я согласна!

Тедди накрыл ее руку своей рукой и едва улыбнулся.

— Я буду ждать тебя на дереве, растущем возле твоего номера, — подмигнул он ей.

Охотница опять смутилась. Вот угораздило ее так засветить свои пристрастия к лазанию по деревьям. Никто в университете не знал о ее, совершенно не подобающих взрослой женщине, увлечениях. А этот… Иностранец! Пронюхал! Что, между прочим, говорило о его способностях.

Алиса пробудилась в сновидении. Она стояла в своей комнате. А на ветке дерева, растущего рядом с балконом номера, сидел и ухмылялся во все тридцать два Тедди.

— Летим? — спросил он ее.

— А как же все то, что ты мне наяву выложил? — заявила Алиса.

Тедди заржал.

— Ишь ты какая! Обнимашек захотела?!

— Да! — Алиса обомлела от своей откровенности, но в сновидении все тайное становилось явным, чего уж там.

— Обойдешься! Я потом проснусь, на стенку полезу, а ты меня к себе в номер пока так и не пригласила! Даже за ручку не возьму. Такие большие девочки уже сами хорошо летают!

— Ах ты ж гад! — она бросилась за ним в погоню.

Маг прекрасно знал об этой слабости охотников. Независимо от пола, они были азартными и любили охотиться на свою добычу. Чем созерцатели и пользовались. Ко всеобщему удовольствию, разумеется.

Тедди с хохотом удирал от нее, перепрыгивая по окрестным деревьям с одного на другое.

Они гонялись друг за дружкой как дети, пока Алиса не почувствовала, что силы у нее заканчиваются и она скоро проснется.

Тедди посмотрел на ее разочарованное лицо, ухмыльнулся и помахал рукой:

— До встречи на пляже утром!

— До встречи, — вздохнула охотница.

День прошел как обычно. Вечером Алиса сказала, что не прочь еще вместе посновидеть. Тедди не возражал. И следующей ночью снова ждал ее, сидя на той же ветке.

— Не буду я за тобой больше гоняться! — обиженно заявила она.

— Эх, — вздохнул маг. — Я еще нашел тут красивое место. Хочешь посмотреть?

— Хочу!

Он протянул ей руку. Алиса с трудом удержалась от того, чтоб обнять Тедди. Маг же не делал больше никаких попыток к сближению. Почему-то это злило ее больше всего. Послать куда подальше того, кто первым проявляет инициативу — это было просто и понятно, но как быть с тем, что Тедди предоставил эту возможность ей, она до сих пор не разобралась.

Они прилетели в действительно очень красивое место в горах, неподалеку от которых и был расположен курортный городок. Паря над горами, они рассматривали открывающийся вид на горы, побережье и море.

Как вдруг Тедди встревожился.

— Стой на месте! — скомандовал он охотнице.

Что-то в его голосе было такое, что Алиса замерла.

— Не шевелись!

Алиса осмотрелась и заметила, что совсем рядом с ней появляется вихрь. Она собралась было от него отлететь, но Тедди был быстрее. Он схватил ее в охапку и взлетел еще метров на двадцать вверх.

Вихрь тем временем превратился в странное существо, похожее на карлика-переростка из детских страшилок.

«Черт, я же проверял тут все. Как я проморгал это?!» — отругал себя маг.

«Я только что пришел, человек», — услышали они оба речь существа.

«Еще и мысли читать может», — удрученно подумал Тедди.

«Могу», — согласилось создание.

«Не трожь ее!» — угрожающе прошипел маг.

Алиса впервые видела такое. С кем же ее угораздило связаться на свою голову, что к нему такие «зверушки» «поздороваться» приходят?!

«Не трону, — кивнуло существо. — Мне нужна ваша помощь».

Тедди вздохнул.

«Что, Ольховый Король уже доложил, где я?»

«Не только. Ты собирал информацию».

«Чем я могу тебе помочь?»

«Расчисти место. Вы с подругой сможете это сделать. Редко сюда люди, подобные вам, приходят».

Тедди снова вздохнул.

«Веди».

 — Алиса, может проснешься?

 — Нет. Полечу с тобой.

Тедди только снова вздохнул.

Они полетели за существом. Из объятий Тедди охотницу так и не выпустил. Духам он не доверял.

Прилетев туда, куда их привел дух, Тедди покачал головой.

«Здесь работы на несколько дней! Вы что, не могли раньше позвать кого-то из магов?!»

«Мы звали. Пару человек пришло, но они отказались».

«Идиоты, — проворчал Тедди. — Довести до такого свои места! Ёбнет! Причем не только здесь. Через несколько лет».

Дух вздохнул, и им передалась его скорбь.

«Спасибо», — донеслось до них, и создание исчезло.

 — Алиса, ты уверена, что хочешь этим заниматься? У тебя же все-таки отпуск.

— Уверена, — нахмурилась охотница.

«За державу» было обидно. И стыдно перед иностранцем. И хотя таким обычно занимались созерцатели, охотница в этом не отставала от них.

Когда они устали, Тедди снова скомандовал:

— После сновидения сразу в ванную, под проточную воду. И не вылезай оттуда, пока я не приду. Ты меня, конечно, пока к себе не приглашала, но оставлять тебя одну после такого я просто боюсь.

— А как же ты? — ошеломленно спросила Алиса.

— Я справлюсь, любовь моя, — тихо сказал маг.

И исчез, просыпаясь.

Алиса тоже с усилием проснулась.

Она сначала сидела под душем, до которого еле доползла. Наконец смогла встать. Послышался настойчивый стук в дверь.

Алиса выключила воду, обмоталась полотенцем и босиком пошлепала открывать дверь. За дверью стоял Тедди. Его волосы все еще были влажными, а сам он выглядел встревоженным.

— Ты в порядке? — спросил он, вваливаясь в номер.

— Н-не знаю, — все еще постукивая зубами от холода, ответила охотница.

— Давай обратно в душ. А я пока чаю сделаю. В этой дыре чайник хоть есть в номере?

— Е-есть.

Тедди вытряхнул содержимое своей небольшой сумки, которую он захватил с собой, прямо на кровать Алисы. Нашел пакетик с травами. Электрический чайник тем временем уже булькал закипающей водой. Маг высыпал содержимое пакетика в две чашки и залил кипятком. Пошел и постучал в закрытую дверь ванной.

— Как ты там?

— Легче, — отозвалась Алиса.

— Ну тогда выходи, я чай заварил. Будем завтракать, — хохотнул Тедди, увидев пачку с остатками печенья, лежащую на журнальном столике.

Когда Алиса вошла в комнату, маг, сидевший в кресле, подхватился на ноги. Взял одну из чашек в руки и подал ей. Он встревоженно смотрел на охотницу.

— Спасибо, — кивнула она.

Понюхала чай и скривилась:

— Что это?!

— Пей, — спокойно, но уверенно сказал Тедди.

Он взял и свою порцию. Показал ей:

— Я тоже буду.

Алиса вздохнула.

— Лучше бы были, как ты выразился «обнимашки».

Тедди только вздохнул.

Алиса отхлебнула горячий чай. Холод и усталость постепенно отступали. Она так и не присела на кровать или в кресло. Стояла посреди номера и пила чай. На улице уже рассвело. А напротив нее стоял, все еще встревоженно на нее глядящий, маг. Тедди. И когда она так успела привязаться к этому шустрому, обаятельному созерцателю? Они знакомы всего несколько дней, а у нее ощущение, будто она знает его всю жизнь.

— Какая гадость это ваше созерцательское пойло, — поморщилась она.

Тедди отхлебнул из своей чашки. Ухмыльнулся.

— Как раз для таких случаев. Ты же не хочешь проваляться в номере пару дней?

Алиса отрицательно помотала головой и отпила еще. Когда выпила все, поставила чашку на столик.

— Хорошая девочка, — улыбнулся ей Тедди.

— Я тебе не девочка! — фыркнула охотница.

— О, очухалась! — радостно прокомментировал маг.

Наклонил голову и посмотрел на нее, как-то по-птичьи моргнув.

— Ты чего так на меня смотришь? — снова фыркнула Алиса.

— Жду, — улыбнулся Тедди.

— Чего? Уж не того ли, что я повешусь тебе на шею?!

— Вчера во сне ты была вроде как не против, — ухмыльнулся маг.

— А ты меня развел на гонки тогда!

— У всех свои слабости, — пожал плечами, все так же улыбаясь, Тедди.

— Погоди, я до твоих доберусь!

— Как же мне это нравится! — Тедди развел руки. — Добирайся.

— Ты!

Алиса ткнула ему в грудь кулаком. Тедди даже не шевельнулся.

— Я!

Алиса подошла к нему.

— Обними меня, — прошептала она.

— Только в обмен на поцелуй, — прошептал Тедди в ответ.

— Так нечестно!

— Ха, это еще почему?!

— Ты же мужчина!

— Равноправие никто не отменял!

Алиса коснулась его губ. Он ответил ей. Совсем по-другому, отдаваясь ей. Когда она прижалась к нему всем телом, не выдержал. Вздохнул и обнял. Касался руками ее тела, не скрытого одеждой, которую она не забыла напялить на себя, и чувствовал, что сходит с ума.

— Ты… Ты моя слабость, — прошептал он, оторвавшись от ее губ.

— Ты же меня совсем не знаешь, — тихо сказала Алиса.

— Знаю… А сейчас узнаю тебя еще больше, — ответил маг.

И потянулся к ее губам. Это было, как в первый раз. А потом еще лучше… Алиса и не подозревала, что может быть так. Ноги ее уже не держали. Она была рада, что Тедди крепко держит ее и не дает ей упасть. На кровать. Перед ним. А он, оторвавшись от ее губ, целовал шею, ключицы, горло, лицо. Дышал и не мог надышаться ее запахом, ласкал и не мог насытиться ее телом, таким мягким, податливым под его руками.

Когда он отпустил ее, то успел заметить обиженное выражение лица охотницы. Она опустилась на кровать и смотрела на оставшегося стоять мага снизу вверх совершенно ошалевшим взглядом.

— Мне пора уходить, — тихо сказал Тедди.

— Это еще куда?..

— Скоро завтрак, — улыбнулся Тедди. — И я хочу наш первый раз не так, не после сновидения. Ты сейчас все же немного не в себе. А я не люблю пользоваться слабостями человека. Это не игра. Особенно того, кого люблю.

— Ты… Ты… — Алиса не верила своим ушам.

Тедди кивнул ей и совсем тихо сказал:

— Да, я.

И вышел из номера, захлопнув за собой дверь. Алиса вздрогнула от этого громкого звука. У нее опять было ощущение, что она спит. А то, что сейчас произошло — какая-то фантазия, примстившаяся ей после тяжелого сновидения. Но пустая чашка, из которой Тедди пил свое варево, стояла на столике. И ее губы слегка покалывало после поцелуя.

========== Одно другому не мешает ==========

Утром Тедди на пляж не пришел. Алиса встревожилась. Впрочем, в обед он все-таки объявился. Сел за столик напротив нее, заказал себе что-то легкое и смотрел на охотницу, подперев голову рукой.

— Ты где был? — нахмурилась она.

— Отсыпался, — вздохнул маг.

— Ты мне во сне и потом утром кое-что сказал…

— Что именно? — Тедди сделал вид, что он ее не понял.

— Не прикидывайся! Ты в любви мне признался!

— Да. Признался.

— Я тебе не верю! Как такое может быть?!

— Не знаю, — вздохнул маг.

— Меня тянет к тебе, — тихо сказала Алиса.

Тедди согласно кивнул:

— Меня тоже. И очень сильно.

— И у меня ощущение, будто я знаю тебя давным-давно…

— У меня тоже.

— Я хочу секса с тобой, — прямо сказала охотница, — но я не знаю, люблю ли я тебя. Я не могу вот так, с бухты-барахты.

— Я буду ждать столько, сколько тебе будет необходимо, — тихо сказал Тедди.

— Приходи сегодня вечером ко мне.

— Ты уверена?

— Ну, я уже давно не сплю. Так что моей слабостью ты точно не воспользуешься, — усмехнулась она.

Ему наконец принесли заказ.

После обеда они пошли прогуляться. Алиса не знала, как себя вести. Ей почему-то было неловко, а Тедди внезапно перестал поддерживать светскую беседу и выглядел так, будто его мысли были далеко отсюда.

— Тэд? Можно мне тебя так называть?

— Конечно, — глянул на нее маг.

— У тебя точно все хорошо? Ты какой-то не такой, каким я тебя обычно видела.

Тедди усмехнулся.

— Ты ведь меня, действительно, видела всего пару недель. А я и сам от себя такого не ожидал. Ни во сне, ни наяву. Я удивил себя самого не меньше, чем тебя.

Разговор снова затих, и они бродили молча по набережной и паркам. Часов в семь вечера нашли кафе и решили поужинать.

Алиса пыталась как-то разговорить Тедди, но он по-прежнему был где-то далеко. Наконец он смог отвлечься от своих раздумий. Глянул на охотницу. Красивая молодая женщина сидела напротив него и пыталась его как-то приободрить и утешить.

Он накрыл ее руку своей рукой:

— Спасибо!

— За что? — удивилась Алиса.

— Ты так трогательно меня пытаешься отвлечь. Я не привык к такому.

— Ох, — смутилась она. — Пожалуйста.

— Ты такая красивая… И умная… И добрая… А я…

Он внезапно стал еще серьезнее, посмотрел на нее своими темно-карими глазами и тихо, но уверенно сказал:

— Я сделаю все, что смогу и даже больше, чтоб ты была со мной счастлива.

Алиса совсем растерялась. Такое она от мужчины слышала в своей жизни впервые.

— Я тоже не привыкла к такому, — тихо сказала она.

Тедди снова расплатился за ужин и попросил ее посидеть за столом еще несколько минут, пока он ненадолго отлучится. Когда вернулся, увидел, что Алиса сидит и не мигая смотрит на море.

Тедди подал ей руку. Она встрепенулась. Но предложение приняла. Маг едва сжал ее ладонь. охотница ответила ему тем же.

Когда они пришли в номер, она жестом предложила мужчине располагаться. Сама пошла в ванную. Вернувшись в комнату, увидела, что Тедди сидит в одном из кресел и что-то пишет в своем блокноте. С записями маг, похоже, не расставался ни на минуту. Он посмотрел на нее. Сглотнул. И тоже пошел в ванную.

Алиса сидела на кровати и пыталась вчитаться в книгу, которую взяла с собой в дорогу. Слова не складывались в предложения. Она вспоминала ночь, утро и внезапно поняла, что Тедди совсем не шутит. Вздрогнула, когда погас свет.

Маг вышел из ванной и щелкнул выключателем у входа в комнату. Он сел рядом с ней и стащил с нее топ. Тедди одеваться даже не собирался после того, как принял душ.

Алиса не сопротивлялась. Без одежды было легче. И свободнее. А в темноте еще и не так неловко. От Тедди пахло чем-то невыразимым. И от этого хотелось его еще сильнее.

Маг поцеловал ее. Она отвечала на его поцелуй и не заметила, как легла на спину, позволяя целовать и ласкать ее грудь, живот. Тедди едва касался ее, словно опасаясь спугнуть. Постепенно его прикосновения становились все более ощутимыми, а ласки словно окутывали ее сладкой дымкой и негой, пробуждая в ней страсть. Он стащил с нее остатки одежды и целовал везде, куда она позволяла проникнуть.

— Ты — сокровище, — совсем тихо сказал он.

Алиса почувствовала, как Тедди ложится сверху. И ощущать его гибкое, упругое тело, вжимающее её в кровать, было так приятно.

— Я люблю тебя, — прошептал Тедди, глядя ей в глаза.

Она вздохнула, принимая его слова, погружающие ее еще глубже в туман сладкого забытья. Обняла его за плечи. Невольно развела ноги, подпуская его еще ближе к себе. В себя. Когда он вошел, невольно ахнула. Обхватила его ногами, помогая ему проникать все глубже, все откровенней.

Тедди смотрел, как она закрывает глаза, погружаясь в свои ощущения, отдаваясь ему все полнее. Подстраивался под ритм ее дыхания и слушал сначала едва слышные, но постепенно становящиеся все более громкими, стоны. Целовал ее губы, лицо. Ощущал, как она нежно гладит его по спине, и скоро тоже начал стонать, сливаясь с ней и погружаясь следом за женщиной в экстаз. Он удерживался от забытья только затем, чтоб доставить ей удовольствие. Когда она выгнулась и судорожно, сладко вздохнула, а затем расслабилась, понял, что теперь может позаботиться о себе. Кончив, поцеловал и еще раз шепнул:

— Люблю.

Минут двадцать спустя Алиса спросила:

— Во сне продолжим вчерашнее?

— Да, — вздохнул Тедди. — Оставлять это так нельзя надолго, уж если взялись. С подобными вещами шутки плохи.

Она посмотрела на мага.

— Прямо как с нашими отношениями.

— Угу, — снова вздохнул Тедди. — Я не ожидал от себя, что брошусь так тебя защищать. Не ожидал от себя настолько сильных чувств. Ты же знаешь, в сновидении мы говорим все, что чувствуем и думаем, без преград. Я хотел держать все под контролем и немного поиграть, а попался сам. И как быстро! Я, признаюсь тебе, и сам до конца не верил в то, что такое возможно. Я вычитал о подобных связях лет семь назад. Подумал, что это сказки. А потом встретил тебя. И вот я здесь, в постели с тобой. Моя жизнь меняется, но не так, как я ожидал.

Алиса глянула на него.

— И этот человек называл меня девочкой! Мальчишка!

— Да, я такой, — вздохнул Тедди.

— А мне-то что делать теперь со всем этим свалившимся на голову, а?! Вас, созерцателей, только отпусти, тут же тянет кто знает, куда!

Тедди повернулся к ней, обнял и тихо сказал:

— Так не отпускай…

— Я подумаю, — улыбнулась Алиса.

— Еще раз? — спросил Тедди, лаская её.

— У меня тогда на сновидение сил не хватит, — вздохнула охотница.

— Тогда будем спать. Я буду ждать тебя.

— Опять на дереве?

— А ты хочешь?

— Хочу!

— Значит на дереве.

Алиса пробудилась в сновидении и увидела Тедди, сидящего на ветке дерева. Она переместилась к нему.

— Ты запомнил место? — спросила она его.

— Да, — кивнул он. — Ты нет?

— Нет, — вздохнула охотница.

Маг протянул ей руку.

Они возились достаточно долго. Когда проснулись, Тедди опять скомандовал тоном, не допускающим пререканий, что она первая идет в душ. И чтоб, пока не согреется, не вылезала. Алиса только вздохнула, но возражать не стала. Должны же быть джентльмены еще на этом свете.

Когда она вернулась, уже не одеваясь, у Тедди аж дыхание перехватило.

— Ты потрясающая! — сказал он, не сводя с нее глаз.

На улице светало, и они могли уже рассмотреть друг друга во всех подробностях.

— Спасибо! — улыбнулась охотница.

«Кажется, я больше не хочу с ним расставаться», — подумала Алиса. И удивленно отметила, что не испугалась этого. Она забралась под простынь. Минут через десять, когда ее уже почти совсем отпустило состояние транса, она поняла, что имел ввиду Тедди, когда рассказывал о все более нарастающих последствиях их сновидений. Еще несколько минут — и она на стенку полезет, если не ощутит его… В себе…

— Ты там долго еще мокнуть собираешься? — постучала она в дверь ванной.

— Я скоро уже выхожу. Что, накрывает тебя? — хохотнул Тедди.

— Угу, — горестно кивнула Алиса. — Кошмар какой-то, чувствую себя драной кошкой!

— Меня тоже, — ответил ей Тедди.

Когда он наконец вышел из ванной, Алиса чуть ли не за шкирку притянула его к себе.

— С кем я связался? — заржал Тедди.

Ему уже тоже начинало сносить крышу от желания.

— Будешь знать, как по чужим снам шастать, — ухмыльнулась охотница, толкнув его на постель и усаживаясь на него сверху.

— Я не по чужим!.. Что ж ты со мной делаешь?!

— Ты ж жениться на мне собрался! Привыкай! — ухмылялась она, оседлав его и начиная двигаться.

— А ты — что, уже согласна за меня замуж выйти?!

— Я думаю!

— Ох, ты сейчас не думаешь, ты меня трахаешь!

— Одно другому не мешает… — она наклонилась к нему и поцеловала.

========== Я – Тедди ==========

— Я не хочу с тобой расставаться, — тихо сказала Алиса.

Они стояли у её подъезда. Тедди опустил сумку охотницы на землю. Было раннее утро.

— Так в чем же дело? — спросил он.

— Я живу с мамой, — вздохнула Алиса.

— Тогда переселяйся ко мне, — предложил маг. — Я живу не роскошно, но на двоих места хватит.

Алиса поморщилась, представляя себе разговор с матерью, когда скажет ей, что уходит жить к мужчине. Ну, это-то еще полбеды. А вот если она опишет Тедди или покажет его фото, вот тут-то все и начнется.

— Что, предрассудки? — понимающе посмотрел на нее Тедди.

— Угу, — грустно сказала Алиса.

— Понятно, — вздохнул маг. — Я попытаюсь твоей маме понравиться… Если ты, конечно, захочешь ее со мной познакомить.

— Захочу, — тоже вздохнула охотница. — Куда ж я денусь? Только, наверное, не сегодня. Я позвоню тебе в обед и точно скажу, когда, хорошо?

— Хорошо.

Тедди привлек ее к себе и поцеловал. Так, как они привыкли целоваться за последнюю неделю. Мимо прошла соседка и покосилась на охотницу. Разговора с матерью было не миновать.

Тедди достал из своей небольшой сумки блокнот, вырвал из него лист и написал ей номер своего домашнего телефона.

— Я буду ждать твоего звонка, — сказал он, еще раз обнял, поцеловал в щеку.

Расстаться с охотницей он смог с большим трудом. Закинул на плечи рюкзак, развернулся и пошел к себе. Сердце его уже разрывалось от тоски по ней.

Алиса вздохнула, подняла сумку, которую очень быстро отвыкла носить, полагаясь на помощь Тедди, и открыла дверь в подъезд. Мать встретила её объятиями и вкусной домашней едой. Но охотница сидела за столом и горестно подпирала голову рукой.

— Что с тобой? — спросила ее мать.

— Ох, мама… Я, кажется, все-таки влюбилась…

— Так это же замечательно! — обрадовалась ее мать.

Она уже давно мечтала о том, чтоб дочка нашла себе кого-то, кто бы ей понравился. А там, глядишь, и замуж соберется. Тридцать ведь уже. Совсем не девочка. Хотя выглядела Алиса до сих пор как девочка. Ей и двадцать пять-то давали с трудом. За интеллект, когда она говорить начинала.

— Боюсь, мама, он тебе не понравится, — вздохнула Алиса.

— Ну, главное, чтоб он тебе нравился, — дипломатично ответила мать. — А ты что, хочешь нас познакомить?

— Угу, — кивнула охотница, — и пожить у него хочу.

— Все так серьезно? — понимающе посмотрела на нее женщина.

— Боюсь, что да, — тихо сказала Алиса. — Ты завтра в обед будешь дома?

— Что, так быстро?

— А чего тянуть кота за хвост? — пожала плечами охотница. — Нас и так уже соседка заметила. Не спалось старой грымзе. Не удивлюсь, если скоро прибежит тебе настучать, с кем она меня видела сегодня.

— Хорошо, пусть приходит.

Звонка Алисы Тедди еле дождался. Он злился на себя за то, что вертелся, как уж на сковородке. Что не мог ни о чем думать, кроме как о ней. Что не мог управлять своими чувствами. Сцены их постельных развлечений мелькали у него перед глазами. И успокоится он только тогда, когда она будет рядом. Особенно ночью.

На следующий день, вспомнив, что у него даже приличного костюма нет, будь она неладна эта маскировка, он нацепил на себя рубашку вместо футболки, одел самые приличные джинсы, кроссовки, купил коробку конфет, цветы и бутылку вина, скрипнул зубами от того, что даже подарок не может купить нормальный, и пошел знакомиться с очередными аборигенами. Подумал, что прикати он на своей любимой машине, в нормальном костюме, как он любил ходить на родине, расизма резко бы поубавилось.

— Здравствуйте, — поздоровался он с матерью Алисы. — Я — Тедди.

Глаза у женщины расширились. Перед ней стоял мужчина, темнокожий как ночь. Старше Алисы. Рядом с ним она выглядела вообще ребенком. И меньше нее ростом. Достатком «парень», как теперь модно было говорить, тоже, очевидно, не блистал.

Женщина чуть было не икнула то ли от страха, то ли от возмущения.

— Проходи… те, — выдавила она из себя.

— Можно на «ты», — сказал он ей.

Алиса только в очередной раз вздохнула.

— Я тебя предупреждала, мама. Но лучше уж так, чем из соседских сплетен узнать.

Они сидели за столом, и мать Алисы отчаянно пыталась спасти остатки своего здравомыслия.

— И кем же вы… Ты… Работаете… Работаешь?

— Историю преподаю в университете, — спокойно ответил маг.

«Ну, хоть умный, — подумала мать, пытаясь себя хоть как-то утешить и отойти от шока. — И говорит без акцента».

***

Через пару дней Алиса собрала сумку. Мать её была не в восторге от Тедди, но дочери не препятствовала. В конце концов, не понравится ей этот, как и все ухажеры до него, да и вернется опять домой.

Тедди подхватил вещи охотницы и засунул в багажник такси. Ездить на общественном транспорте в этой стране он так и не смог себя заставить. Квартиру маг специально снял неподалеку от своего нового места работы, чтоб ходить пешком.

— Я тебе тапочки купил! — гордо доложил он Алисе.

Она прыснула со смеху.

— Спасибо, капитан Грей.

— Я — Грау, — ответил Тедди.

Сравнение с неизвестным капитаном его забавляло. «Не забыть прочитать эту книжку… Красные… Нет, какие-то другие паруса», — подумал он.

Алиса осматривала жилище.

— Что это?! — изумилась она, завидев в комнате ударную установку.

— Мое хобби, — ответил ей маг. — Люблю поиграть на досуге.

— А соседи не возражают?!

— Тут стены толстые, да и играю я днём. Я её с родины привёз.

Алиса только покачала головой и пошла осматривать кухню. На удивление, там было чисто.

— Готовился к моему приходу? — улыбнулась она, заметив, что всё убрано и нет беспорядка, часто присутствующего у мужчин.

— Ага, — сказал Тедди.

Алиса осмотрела ванную. Сантехника не была новой, но жить можно было.

В спальне обнаружилась кровать приличных размеров.

— Ничего себе! — прокомментировала Алиса.

— Хочу тебя, — обнял её Тедди.

— Прямо сейчас?..

— Можем поесть. Я жаркое приготовил.

— Ты умеешь готовить? — удивилась охотница.

— Угу, — потерся об нее маг, — еще одно мое хобби.

— А я ненавижу, — со вздохом призналась Алиса. — «Ты же женщина, ты должна», — повторила она слова, изрядно ей надоевшие, — с тех пор и ненавижу.

— Идем, накормлю тебя, — прошептал Тедди.

Еда была очень вкусной. После того, как они поели, Тедди повёл ее в ванную.

— Ты же не думаешь, что я откажу себе в удовольствии помочь тебе принять душ? — мурлыкнул он.

— Ох… Ты… Ты меня так соблазняешь, — простонала Алиса.

Она ощущала, как Тедди массирует ей спину, стоя под струями душа сзади, чувствовала, как касается налитым членом ложбинки между ее ягодицами, как нежно касается ее грудей, пощипывая напрягшиеся от ласки соски, и с каждой минутой, ведомая его прикосновениями и страстью, возбуждалась все больше, забывая обо всем, кроме своего тела и того, что делал для нее маг.

— Я люблю тебя, — ответил ей Тедди.

— Я… Я… Я тебя тоже люблю, — выдохнула, не сдержавшись Алиса.

Тедди замер.

— Я не ослышался?

— Н-нет… Не хотела тебе говорить, что влюбилась в тебя. Так быстро, так непонятно. Хотела в себе разобраться, но ты меня так очаровываешь, что я еле на ногах держусь.

Тедди прижался к ней. Обнял так крепко, как только мог.

— Я тебя больше никуда не отпущу, — совсем тихо сказал он.

— Я не хочу никуда уходить, — шепнула она, направляя его руки, чтоб он мог продолжать ласкать ее грудь.

Ощутила, как Тедди целует ее в шею. Затем одной рукой путешествует ниже, к гладко выбритому лобку. Чувствует под своими пальцами скользкую влажность ее промежности, нежность ее уже возбужденного тела, сладко налившегося от его ласк, и стонет от счастья.

— Идем в постель? — спросил он.

— Да…

***

Однажды Алиса не удержалась от вопроса:

— Так это правда, что про африканских мужчин рассказывают?

— В каком смысле?

— Ну, про размер члена.

— Выходит, что так, — улыбнулся Тедди.

— И у других?..

— Да.

— А ты что, знаешь? — её глаза еще больше округлились.

— Знаю, — спокойно ответил маг.

— Ты что, гей? — шепотом спросила она.

— Мне всё равно, — пожал плечами Тедди, — пол — это всего лишь состояние восприятия, по большому-то счету…

— То есть… Ты что, превращаться умеешь? — Алиса уже совсем была в шоке.

— Ага, — спокойно сказал Тедди, как будто речь шла о чем-то обыденном. — А что, хочешь попробовать с девочкой? — подмигнул он ей.

Алиса смутилась.

— Ну… Может быть… Потом… Как-нибудь…

— Если что — говори, — обнял он её и снова подмигнул, — я не прочь и в таком облике поразвлечься.

— А других превращать умеешь?

— Это сложно и опасно, — вздохнул Тедди. — Там, где я одно время учился, с людьми особо не церемонились, когда подобные вещи изучали. Одним больше, одним меньше — какая разница? Вокруг полно новых «экземпляров» «расходного материала». Кто выжил, тот и молодец. Что-то я пока не готов такие опыты на других проводить.

***

Когда мать Алисы узнала о намерении охотницы выйти замуж за Тедди, то чуть не расплакалась.

— Он же такой… Старше тебя, бедный, — женщина перешла на шепот, — темнокожий… А ты! Такая красивая девочка!

— Мама, мне тридцать лет!

— Ну неужели не могла себе кого-то получше найти?!

— Я люблю его, мама, — ответила Алиса.

Женщина только горько вздохнула.

========== Я уже умею летать ==========

Оксана снова видела странный сон. Нет, в нем не было никаких сказочных созданий или чудес. Никто не нападал на нее. Однако сон все же был… Странным. Слишком реальным. Ее улица, окна ее дома — все это было… Как настоящее! Она долго рассматривала окружающее, пока наконец не проснулась в поту. Несмотря на прохладную ночь и тонкое одеяло, ей было жарко. Сердце колотилось как бешеное. Наверное все же придется рассказать маме.

Мама, как ни странно, не отмахнулась от дочкиного рассказа. Она выслушала Оксану, задумчиво покивала головой. А через пару дней вечером сказала:

— Завтра пойдем с тобой к Алисе.

— Это та твоя знакомая, которая замуж за иностранца недавно вышла?

— Да. Они с мужем маги. Возможно, и у тебя есть способности.

Оксана долго не могла уснуть. Ворочалась и думала о том, как это, наверное, здорово — быть магом!

Она очень смущалась, когда здоровалась с приветливой женщиной и ее мужем — африканцем по виду, но разговаривающим с девочкой очень тепло и совсем без акцента.

Они сидели и пили все вместе чай на уютной кухне. Ели яблочный пирог, приготовленный, как это ни удивительно, мужем Алисы, Тедди. Алиса говорила с ее мамой о каких-то общих знакомых. Тедди только фыркнул, что женщины без сплетен не могут, и предпочел развлекать Оксану рассказами о приключениях. Выдуманных или же настоящих — понять было сложно. Когда она совсем расслабилась, несмотря на то, что магов она видела впервые в жизни, Тедди внезапно замолчал. Смерил девушку тяжелым взглядом. У Оксаны аж мурашки побежали по спине от его взгляда.

— Да, у девочки есть способности, — наконец сказал он маме Оксаны. — Созерцательница, — тепло улыбнулся маг.

— Видишь слишком реальные сны, да? — взгляд его утратил тяжесть, и он снова стал веселым и улыбчивым, похожим на фокусника.

— Да, — ответила Оксана, пораженная такими метаморфозами мага.

— Если захочешь учиться магии, когда тебе исполнится восемнадцать, то можешь поступить в университет. Мы там работаем. Возможно, кто-то из созерцателей станет твоим учителем. Правда, — усмехнулся он, — денег за магию много не платят. И учиться трудно и долго.

— Но я смогу видеть и дальше волшебные сны? — прошептала девушка.

— Да, — кивнул маг, — и много чего еще.

— Мама, я хочу!

— Ты сначала выпускные экзамены сдай, — улыбнулась мать девочки.

— Сдам! И поступлю!

***

Год спустя…

***

На следующий день после своего восемнадцатого дня рождения Оксана вежливо постучала в дверь кабинета преподавателя истории магии. Приоткрыла дверь и увидела, что тот сидит за столом и что-то рассказывает ее однокурснику Антону, симпатичному, но неразговорчивому парню. Она знала, что Антон, или как он предпочитал себя называть, Тони, был созерцателем и очень хотел найти учителя. Тони сидел на стуле напротив преподавателя и записывал то, что тот ему говорил.

— А, Оксана, — улыбнулся ей маг. — Проходи. Тони, свободен. Послезавтра зайдешь ко мне в это же время.

— Да, учитель, — коротко ответил парень.

Он поднялся и, мельком взглянув на неё, вышел из кабинета. Кажется, мечта ее однокурсника сбылась. Возможно, и ее тоже сбудется.

— У меня вчера был день рождения, — тихо сказала девушка.

— И ты пришла.

— Да. Я очень хочу учиться магии.

— Посиди здесь пять минут, я скоро вернусь, — сказал ей маг и указал на стул, на котором до этого сидел ее однокурсник.

Она присела на самый краешек, а маг подхватился и быстро вышел из кабинета, почти хлопнув дверью. Через пять минут он вернулся. Оксана встала, увидев завкафедрой, входящую вместе с магом в кабинет. Неужели она что-то натворила?!

— Хельга, по-моему, она вполне тебе подойдет.

Завкафедрой вперилась в нее тем же тяжелым взглядом, каким сверлил ее темнокожий маг когда-то.

— Да, — кивнула наконец Хельга Александровна. — Я запомнила тебя, — сказала она Оксане, обращаясь на «ты», а не на «вы», как обычно преподаватели обращались к студентам. — Ты готова встретиться со мной сегодня во сне? Или еще не умеешь входить в сновидение?

— Нет, — растерянно ответила девушка, — оно обычно «само».

— И когда последний раз «само» получалось?

— Два дня назад.

— Идем ко мне в кабинет, — велела она.

Оксана невольно оглянулась и все так же растерянно посмотрела на преподавателя истории магии.

— Иди, иди, — тепло улыбнулся ей Тедди.

Кабинет завкафедрой был неподалеку. Преподавательница заперла на ключ дверь после того, как девушка, робея, вошла за ней.

— Чтоб нам не мешали в ближайший час, — объяснила она свои действия.

Заметила, что Оксана дрожит от страха.

— Не бойся меня, — улыбнулась она ей.

Хохотнула, вспомнив, как Оксана смотрела на Тедди, ожидая от того защиты от «страшной и ужасной» завкафедрой:

— Вот кого стоит бояться, так это Тедди.

Она поразилась внезапной перемене, происшедшей с преподавательницей. Высокая, худая, обычно хмурая, Хельга Александровна, наводящая ужас на студентов одним своим взглядом, сейчас словно помолодела. Вытащила два коврика из своего шкафа, два простых каремата. Расстелила их неподалеку друг от друга. Провела рукой по коротко стриженым темным с проседью волосам и потянулась, словно разминаясь перед пробежкой.

— Этот твой, — указала она на один из ковриков.

Заметила расширившиеся от ужаса глаза второкурсницы и расхохоталась.

— Да не пугайся ты так! Сновидеть будем. Я помогу тебе войти в сновидение и посмотрю на твой прогресс.

— И… И что мне делать? — пролепетала Оксана.

— Садись на коврик… Н-да… Одежда у тебя, конечно, не очень. Ладно. Лучше ляг, — покосилась он на ее юбку, — просто ляг и расслабься. И слушай, что я тебе буду говорить.

Завкафедрой тем временем уселась на коврик, опершись спиной на стену.

Оксане ничего не оставалось, кроме как улечься на предложенный ей каремат. Вспотевшими руками она разглаживала одежду, следя, чтоб ничего никуда не задралось.

— Закрой глаза, — скомандовала Хельга, когда девушка наконец преодолела свое смущение и немного расслабилась, — позволь своим мыслям затихнуть…

Оксана слушала голос ведьмы и чувствовала, как засыпает. Только вот продолжая осознавать все, что с ней происходит. Чувствуя, что она уже спит, она внезапно заметила, что стоит у окна в кабинете завкафедрой. Та стояла рядом с ней. Совсем молодая и веселая, она дружелюбно улыбалась. Хельга выглядел так же одетой, как и наяву — в светлой блузке, в той же юбке и в тех же туфлях. Только блузка была расстегнутой на верхнюю пуговицу. Ведьма вся будто искрилась весельем.

Оксана осмотрела себя. На ней была та же юбка и та же блузка, даже те же босоножки. Конец мая позволял не напяливать сто одежек на себя.

— Молодец, быстро осознала себя во сне! — похвалила Хельга студентку. — Сама полетишь или со мной?

Ведьма протянула руку, предлагая помощь.

— Я уже умею летать! — гордо заявила Оксана, — я сама!

Хельга ухмыльнулась и запрыгнула на подоконник.

— Ну что ж, тогда летим!

И прыгнула, расправив руки как крылья, с восьмого этажа здания, где располагалась их кафедра.

Оксана залезла на подоконник. Прыгать было страшно. Это тебе не первый этаж, на котором она жила. Но показать себя трусихой?! Перед завкафедрой?! После того, как заявила, что умеет?! Ни за что!

Она расправила руки, как сделала это ведьма, и прыгнула… Чувствуя, что начинает падать, взмахнула руками, затем ногами, пытаясь не рухнуть камнем вниз. Она чувствовала, что барахтается как лягушка, но вскоре… Вскоре у нее получилось удержаться в воздухе! Она заметила, что Хельга с улыбкой наблюдает за ней, но не вмешивается.

Она полетела, все же чуть снизившись, до верхушек деревьев. А Хельга, время от времени дружелюбно посмеиваясь, полетела рядом, сопровождая ее. Время от времени Оксана оглядывалась на ведьму, продолжающую наблюдать за ней. Оксана очень любила рассматривать места, в которые попадала во сне, и сейчас с удовольствием занялась тем же, что делала обычно.

— Просыпайся, — услышала она голос Хельги, отвлекший ее от разглядывания соседнего корпуса университета.

— Не хочу!

— Устанешь. Ночью продолжим. Если, конечно, войдешь в сновидение сама.

— Войду! — упрямо ответила Оксана и с некоторым усилием проснулась.

Она села на коврике. Хельга сидела на своем и внимательно смотрела на нее.

— Зови меня Хельга или учитель, наедине обращайся на «ты». Я приказываю, ты выполняешь. По крайней мере пока. Ты поняла?

— Да, учитель, — совсем тихо ответила Оксана.

— А теперь иди в туалет, вымой руки и умойся как следует. Не болтай ни с кем часа три. И прямо сейчас иди домой. Это приказ. Вечером перед сном попробуй войти в сновидение, как ты делала это только что с моей помощью. Я запомнила тебя, я найду тебя ночью во сне.

— Да… Хельга.

Ошеломленная созерцательница вышла на подгибающихся ногах из кабинета завкафедрой.

«Ничего себе за хлебушком сходила», — почему-то вспомнила она старый дурацкий анекдот.

***

Через несколько дней к Оксане после пар подошел Тони. С однокурсниками он не сближался, но сейчас почему-то начал разговор. Неужели она тоже станет такой же мрачной наяву и в повседневной жизни, как Хельга и Тони?! Такая перспектива Оксану не порадовала. Она сказала себе, что сделает все, что сможет, чтоб не выглядеть как унылая сова лет через пять. Вот охотники, те обычно были куда веселее и дружелюбнее. Жаль, что, кажется, больше никто из ее однокурсников учеником мага не станет. Она бы с удовольствием подружилась с девушкой-охотницей. Или с парнем… Ах, с парнем-охотником она бы не только подружилась…

«Надо будет поискать, может из старших охотников есть кто интересный…» — подумала она.

— Ты теперь одна из нас, — выдал Тони.

— Ого, новости быстро расходятся!

— Меня Тедди прислал, — ответил он ей. — Тебе повезло: Хельга — сильная ведьма.

— Спасибо, — улыбнулась она своему новому… Коллеге.

— Я теперь должен с тобой общаться и вводить тебя в курс дела. Старшим магам обычно некогда и они часто спихивают рутину на учеников.

— Мы можем дружить, — улыбнулась она ему.

Он удивленно посмотрел на нее:

— Ты хочешь со мной дружить?

— А почему бы и нет? — тоже удивилась девушка. — У нас теперь общие дела. Мы, вроде как коллеги.

— Ну… Не знаю, — неопределенно ответил Тони. — Вот, список книг, которые тебе нужно прочесть в ближайшее время, — вручил он ей слегка помятые три листа бумаги.

— Ничего себе! Как много!

— Да.

— Если хочешь, можем пойти вместе в библиотеку, пары закончились. Там ведь есть все это, да? — предложила она.

— Есть.

Тони посмотрел на девушку. Он обычно торчал в библиотеке допоздна почти каждый день. Наверное, побыть там с кем-то, кроме книг, в компании, будет не так уж плохо.

— Ну идем.

Когда они пришли в читальный зал и подошли к библиотекарю, Тони показал ей название одной из книг.

— Вот эту бери, она не очень скучная. Хорошая для начала.

— Спасибо! — ответила Оксана.

Поздно вечером новоявленный коллега даже до дому ее проводил. Ей удалось его немного разговорить и она с любопытством слушала рассказы о буднях учеников магов. Сегодня она тоже должна была сновидеть с Хельгой. Правда, надолго ее не хватало, но ведьма утешила Оксану и сказала, что вначале у всех так. Десять-пятнадцать минут и все. Наяву тоже придется много работать, чтоб добиться большего в сновидении. Созерцательнице ничего не оставалось, как пробормотать «да, учитель». Мысленно она показала ей язык и пообещала себе, что такой занудой никогда, никогда не станет.

========== Теперь ты должен лучше видеть ==========

Часть II

Возвращаясь к хронологическому повествованию.

Олег Терентьевич, которого только недавно выпустили из психиатрической клиники, стоял на площади в центре города и время от времени выкрикивал, что в возросшей активности потустороннего виноваты маги, и за это их пора жечь на кострах. Вокруг него собиралась толпа заинтересованных горожан. Магов побаивались, но раньше не трогали. Сейчас, обозленные и испуганные, люди были готовы кого угодно обвинить в происходящем. А духам, которых теперь стало намного больше, бенефис Олега Терентьевича явно пришелся весьма по вкусу. Они даже начали понемногу подпитывать его энергией, чтоб человек служил приманкой. И радостно закусывали эмоциями людей, все больше распаляющихся от речей мужика.

Тедди уже подходил к зданию университета, как раздался мелодичный звонок его мобильного телефона.

— Да? — поднял трубку маг.

— Это Сергей Николаевич, помните меня?

— Помню.

— Я сейчас прохожу мимо площади. Тут творится что-то странное. Некий мужчина собирает вокруг себя людей, рассказывая что маги «во всем виноваты». Решил вам позвонить, предупредить.

— Спасибо!

Тедди перезвонил Алисе:

— Вы сейчас где с Алексом?.. В центре?.. Посмотрите, что там на площади творится, мне тут позвонили.

Через пять минут охотники были на месте. Алекс, увидев мужика, воскликнул:

— Так это ж у него Тони духа замочил!

— Тише, — одернула его ведьма. — Кстати, не мешало бы тебе постричься, слишком уж у тебя внешность запоминающаяся.

— Да, учитель, — вздохнул охотник.

Расставаться с шевелюрой не хотелось, да и любимый стенать будет. Но Алиса была права — образ мальчика-красавчика начинал мешать.

Они переключились на видение энергии и ахнули. Над толпой уже пировала выплескивающимися человеческими эмоциями стайка весьма благодарных мужику духов. Осмотрев происходящее, снова связались с Тедди. Маг нахмурился, выслушав отчет охотников, и пошел к ученику.

***

Тони сидел, задрав ноги на стол, рассматривал носки своих кроссовок и размышлял о том, что плохие привычки вместе с любовью к дорогой и удобной обуви у друга он перенял очень быстро.

Учебный год закончился, на работе снова началась пора отпусков. Охотник с наступлением теплого времени года перешел на тренировки на свежем воздухе. От зала зимой отвертеться тоже не удалось. Все мышцы немилосердно ныли, сегодняшняя ночь, как и многие предыдущие, была непростой. Возможность просто посидеть на стуле за своим столом и, может быть, даже немного поспать, была очень кстати. Активность потустороннего все так же была повышена с зимы. Работы было очень много — ветер приносил всякое. Одно радовало — друг защитил диплом.

Алекс, как обычно, был с Алисой неизвестно где. Гоняла она его нещадно. Созерцатель догадывался, что измывательства охотника над ним были ни чем иным, как её заданием. Впрочем, результат ему настолько нравился, что он даже для виду ныть и сопротивляться почти перестал.

Незаметно, рассматривая облака за окном, Тони погрузился в дрему.

Его разбудил, как ему показалось, грохот. Тедди хлопнул о стол рукой. Созерцатель подскочил, чуть не свалившись со стула. Только занятия с Алексом, очень любившим упражнения на равновесие, бег по пересеченной местности и прочие издевательства, с которыми, как думал Тони, попрощался, когда забросил занятия спортом, спасли его от позорного падения.

— Доброе утро, — прозвучал знакомый голос начальства.

Вот только почему-то с едва уловимым акцентом. Поначалу Тони очень удивлялся, что Тедди, с такой внешностью, явно не местный, говорит без акцента, но потом привык. Учителя он не расспрашивал о его прошлом, дабы не нарушать субординацию, а сам Тедди о себе почти ничего не рассказывал.

Тони вскочил на ноги, посмотрел на начальника и опять чуть не упал. Тедди — вечно выглядящий как студент, небрежно и в потрепанной одежде — был одет с иголочки, в костюм-тройку, явно сшитый на заказ у дорогого портного. Туфли сверкали и соответствовали костюму по качеству. Держался маг так, будто родился и вырос в аристократической семье. Впрочем, блестящие глаза и хохот от того, что Тони вытаращился на него как на привидение, остались прежними.

— Ч-что это? — выдавил из себя созерцатель, глядя на Тедди.

— Новая маска, — улыбнулся маг, — нравится?

— Ну ничего себе… — только и смог сказать Тони.

Тедди оценивающим взглядом осмотрел ученика.

— Алекс хорошо с тобой поработал. Алиса довольна. И я тоже. Да и ты не возражаешь, правда?

Созерцатель только отрицательно покачал головой.

— Идем ко мне в кабинет, дело есть.

***

— Слетаем на площадь, посмотрим, что там происходит, — сказал Тедди, закончив рассказ.

Тони поднялся со стула, на котором он сидел, вышел из кабинета Тедди и вскоре вернулся со своим ковриком.

Тедди запер дверь на ключ. Вытащил из шкафа свой. Тони привычно расстелил каримат у свободной стены. Тедди сел напротив.

Пробудившись в сновидении, они направились на площадь в центре города. Прилетев туда, заметили, как Олега Терентьевича слушают люди. Тот явно приближался к пику вдохновения. К «пришлым» духам присоединились еще и создания, живущие в городе, и между существами началась грызня за «еду».

— А из него мог бы получиться неплохой маг, — заметил Тедди, — если бы он с молодости способности развивать начал.

— Угу, — мрачно ответил Тони.

Созерцатель осмотрел площадь и заметил Алекса и Алису. Но охотники были уже в обычном состоянии сознания и не замечали их. Он не выдержал, подлетел к Алексу. Тот нервно обернулся, почувствовав что-то странное. Тедди ухмыльнулся, но ничего не сказал.

Когда они проснулись, маг только задумчиво покачал головой. Встал и пошел в уборную. Тони пошел за ним.

***

Через пару часов Тедди вкратце обрисовал ситуацию коллегам.

— Хороший повод избавиться от кучи всякой мелочи одним махом, — сказала Хельга, выслушав рассказ мага.

— Пусть поорет пока, — хладнокровно заметила Надежда, пожилая и самая опытная охотница. — Соберет побольше духов, проще будет с ними всеми управиться.

***

Вечером Тедди возвращался домой с работы. Думал о том, что неплохо было бы сегодня приготовить на ужин что-нибудь вкусное. Как вдруг заметил, что за ним едет машина. Автомобиль остановился, и из него вышло двое. Они подошли к магу, и младший, высокий, спортивного телосложения, тихо сказал:

— Пройдемте с нами, господин маг. Ведь, кажется, именно так вас называли на родине?

Тедди вздохнул и сел к ним в машину на заднее сиденье.

Его привезли в здание на окраине города.

— Почему здесь? — удивился маг.

— Чтоб не привлекать лишнего внимания. Как и вы, маги, оказывается, любите делать, — хохотнул старший — пожилой поджарый мужчина, чем-то напоминающий стервятника.

— Вы умеете изменять вероятности развития событий, — сказал младший.

— Пронюхали все-таки, — вздохнул Тедди.

— Пронюхали, господин маг. Много чего о вас «пронюхали». И о ваших коллегах тоже. Вы пятьдесят лет прикидывались дурачками, ловящими духов и заряжающими амулетики на удачу. «Магия — наше культурное наследие», — процитировал мужчина слова одного из магов. — Как же, как же. Очень вовремя «пронюхали». Ваши умения и умения ваших коллег как никогда нужны родине.

— Мы не вмешиваемся в человеческие распри, — ответил маг, — таковы наши внутренние законы.

— Так вот за что вас на кострах жгли, — усмехнулся мужчина.

— Бывало, что и за это.

— Вы понимаете, что, лишившись нашей поддержки, рискуете жизнями? Церковь вас только терпит. И многие готовы выставить магов козлами отпущения в случае чего.

— Маги не раз переживали трудные времена, — пожал плечами Тедди, — мы — посредники между мирами, а не наемники. Мне нужно обсудить создавшуюся ситуацию с коллегами.

— Хорошо, — кивнул мужчина. Усмехнулся: — Толпа уже прекрасно справляется с задачей разжигания ненависти. А мы не будем ей препятствовать. Чтоб вы помнили, что вас ждет в случае отказа от сотрудничества. У вас есть месяц на раздумья.

— Это вы умеете…

***

— Твою ж мать!

Дэн швырнул трубку. Он недавно уволился с работы, надеясь, что сможет теперь заработать достаточно магией. И вот на тебе! Маги решили поссориться с государством. И его известили, а как же. «Ты один из нас, приходи сегодня вечером».

Телефон, конечно, был не при чем. А вот он — очень даже. Научился на свою голову.

В магию он пришел поздно, по энергетической конфигурации был созерцателем. Родители назвали его Денисом двадцать пять лет назад, но имя ему не нравилось и он, как и многие, пользовался ником. Дэн, просто Дэн. Учителя он не имел, но фактически рабство многолетнего ученичества его не прельщало. Он ценил свою независимость и довольствовался немногим: брал уроки у магов, уже устроившихся в этой жизни благодаря своим способностям. А за полученные знания нередко расплачивался починкой техники и прочими мелкими услугами. Компьютеры у магов ломались часто. То ли по причине их способностей, как и у него, когда он нервничал, почему-то вечно сгорала видеокарта, то ли по их неумению обращаться с современными технологиями. Так что работы хватало. Как раз на то, чтоб узнать еще какую-нибудь тонкость.

Дэн поднялся со стула. Вытащил сигарету из пачки и вышел на балкон покурить. Хорошо, что он не был связан обязательствами с основным «ковеном». А то бы и курить бросить заставили, и пива попить спокойно не дали бы. И пару-тройку килограммов лишнего веса бы уже сгонять пришлось на ближайшем стадионе. Кажется, вольница заканчивалась. И это ему совсем не нравилось.

***

На следующее утро Алекс, как обычно, пришел к Алисе.

— Сегодня вечером собрание.

— Опять планерка? — скривился охотник.

— Нет, — ответила ведьма. — Это только наши внутренние магические дела. Ты теперь один из нас, и твоя обычная жизнь осталась позади.

— Да, учитель, — тихо сказал Алекс.

Охотник раньше не задумывался о том, что занятие магией может оказаться не только увлекательной охотой на чудовищ, как представлялось ему в детстве. Но отступать было поздно. Негласный договор, который заключали ученики с учителями, не расторгался.

***

Практикующих магов было не так уж много — шестнадцать человек. И все они сегодня вечером собирались вместе. Алекс впервые должен был присутствовать на подобном собрании. Когда они с Алисой вернулись из города и охотник заглянул в лаборантскую, Тони, как обычно, сидел за своим столом и писал.

— Очередную статью кропаешь? — приобнял созерцателя друг.

— Уже нет. Стихи пишу.

— Почитать дашь?

— Дам. Дома.

Тони глянул на телефон, лежащий на столе.

— Пора идти, — тихо сказал он.

— На шабаш, — хохотнул Алекс.

— Маги редко собираются вместе. Должно быть, произошло что-то очень серьезное, — заметил Тони.

В восемь вечера все собрались в кабинете у Тедди. Даже кот пришел.

— «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие», — начал Тедди, — вчера я имел разговор с представителями силовых структур.

— Они все-таки узнали, — вздохнула Хельга.

— Да, — кивнул Тедди, — есть среди присутствующих кто-то, кто согласен использовать наши возможности таким образом?

Молчание было ему ответом.

— Вы же понимаете, чем это нам грозит? — тихо сказал он.

— Да уж, историю изучали, — усмехнулась Оксана.

— А я думал, ты на моих лекциях глазки своим ухажерам строила, — фыркнул Тедди.

— И это тоже, — ухмыльнулась молодая созерцательница.

— А я еще спорил с тобой, Алиса, что ты занимаешься никому теперь ненужной маскировкой, — признал Игнат — пожилой охотник, — теперь впору, чтоб даже твой ученик нам уроки давал.

Алекс, почти ничего не понимающий, сидел рядом с другом и хлопал глазами.

— Надеюсь, до костров все же не дойдет, — пробормотал Тони.

— Ну что ты, теперь предпочитают услуги гопников, — хохотнула Анна, ученица Игната.

— Значит, так и запишем, — подытожил Тедди. — Василий, пойдешь к нам жить?

— Мяу! — ответил кот.

— Он не против, — «перевела» Алиса, — я тоже не возражаю.

— Мы оповестим остальных магов нашего города, — поднялась со своего стула Надежда. Ее бывший ученик, Давид, почти ровесник Алисы, только коротко кивнул.

— Мы свяжемся с магами в стране, — кивнула Ольга, созерцательница, сокурсница Алисы. Ее ученик Святослав, парень возрастом младше Алекса, поступивший в университет только в прошлом году, достал свой мобильный.

***

Дэн только тяжко вздохнул, услышав новости. Он осмотрел присутствующих. Заметил симпатичную новенькую девушку. Пухленькая, невысокая. Ясные голубые глаза на растерянном миловидном личике в обрамлении копны светло-русых волос… Ну хоть какая-то радость на фоне надвигающегося на них всех урагана реальности. Он решил, что обязательно познакомится с ней поближе после собрания. Кажется, ее звали Элен…

***

Придя домой, Тони печально сказал:

— Плакал мой диссер. И работа… Опять придется черт знает чем заниматься.

— Ти, что происходит?

— А то, Ал, что ждут нас трудные времена. «Люди в черном» не любят, когда с ними отказываются сотрудничать.

Ночью к ним пришли девочка и кошка.

— Перемены нагрянули? — усмехнулся Тони.

— Да, — ответила девочка, — теперь ты должен лучше видеть.

— Что?! Что я должен лучше видеть?!

— Как защитить своих. И нам нужна ваша помощь. Слишком много развелось пришлых духов. Они мешают, а мы всех переловить не можем.

— Хорошо, — ответил им созерцатель.

Утром он доложил Тедди о том, что сказали ему духи.

— На совете решим, что делать с пришлой мелочью, — коротко сказал маг.

***

Вечером Тедди опять собрал всех.

Алиса предложила:

— Мы можем дождаться того, что без подпитки духов самоучка не сможет выжить. И только после этого разогнать их. До тех пор будем наблюдать. Мы не можем убить его напрямую, но условия благоприятствуют тому, чтоб обставить это как несчастный случай.

Тедди возразил ей:

— Нет, я против такой смерти. Возможно, он не самый трудолюбивый и ответственный маг, но он обладает способностями. Да и после смерти может превратиться в озлобленного духа. Не стоит убивать человека только за то, что он недостаточно хорош.

— Но его нельзя оставлять без присмотра! — воскликнула Алиса, — если он выживет, то где гарантии того, что он, еще больше озлобившись на магов, не продолжит делать то же самое?!

— Боюсь, что мы больше не можем себе позволить следовать правилам, установленным госструктурами, — сказала Надежда. — У меня сейчас нет учеников, и я могу взяться за него. Каким бы он ни был, он — наш собрат.

— Как же мы просмотрели такого мага? — вздохнула Мирослава.

— А что бы мы могли сделать? — заметил Радомир, — вряд ли бы он к нам добровольно пришел.

— Н-да, это уж точно, — сказал Тони, — он тогда на нас здорово обозлился, что мы его сдали врачам и полиции.

— Ну что ж, по крайней мере больше мы никого не будем обязаны сдавать, — усмехнулся Игнат. — Тедди, когда ты обещал нашим «приятелям» дать ответ?

— У нас есть еще месяц, — ответил Тедди. — Они еще и шантажировать начали меня недовольством толпы.

— Думаю, за это время соберутся все духи, жадные до халявной еды, — сказала Хельга.

— Мы можем не просто разогнать их, — снова подал голос Тони.

Он по старой привычке забился в угол и сидел там, предаваясь мрачным раздумьям.

— Мы можем загнать их в лабиринт возле собора с помощью наших «зверушек» из зоопарка, — продолжил созерцатель.

Маги удивленно посмотрели на него.

— А что, неплохая идея, — кивнула Хельга.

— Я поговорю с духами лабиринта, — сказал Тедди.

***

Ночью маг полетел к собору. Церковь была расположена неподалеку от площади. Навстречу ему вышел посланник — дух, сотрудничающий с источником, из энергии которого был соткан лабиринт.

— Как ты смотришь на то, чтоб заполучить всю шваль с площади? — спросил у него Тедди.

— Положительно, — оскалился посланник. — Еда никогда не помешает.

Он напоминал человека. Вот только слишком высокий рост, голубая кожа и слишком тонкие конечности выдавали в нем духа. Для тех же, кто умел видеть энергию, это был сгусток энергии, тесно связанный с лабиринтом.

— Хорошо, — кивнул маг.

***

Спустя две недели Дэн пришел в гости к Элен. Конечно же, и у нее вечно все тоже ломалось. И это было отличным предлогом для развития отношений. Девушка была совсем не против его ухаживаний и дело уверенно продвигалось к большему, чем поцелуи на прощанье. Родители Элен были рады видеть его в доме и дочери ни в чем не препятствовали. О надвигающихся неприятностях Элен им пока ничего не говорила. Она надеялась, что все как-то обойдется и вскоре жизнь снова потечет своим чередом.

Дэн сидел на кровати Элен, обнимал ее. Она отвечала на поцелуй, как вдруг оттолкнула его от себя.

— Эль, я что-то не так делаю? Тебе неприятно? — встревожился Дэн.

Элен замялась. Потом выдавила из себя:

— У меня… — она покраснела, — у меня дух — единорог.

— О… — только и смог ответить Дэн.

— Я… Ты мне очень нравишься, Дэн, но я…

— Я буду очень нежным, — шепнул Дэн, обнимая Элен.

— Не… Не в том дело… Как… Как же я с ним дальше буду? Вот Алекс сволочь! — она чуть не расплакалась.

— Ваш этот «солнечный мальчик»?

— Угу. Он самый. Солнечный, как же. Мстительная скотина он, вот кто. Как же теперь моя личная жизнь?!

— Зови своего единорожку, — прошептал ей на ушко Дэн, обнимая и утешительно лаская ее. — Как-нибудь договоримся.

Элен сосредоточилась. Посреди комнаты возник ее фамилиар. Он как раз спал, а тут его так некстати разбудили. Он заметил мужчину рядом с Элен и злобно зашипел на него. Мужчина был явно не девственником и, кажется, имел виды на его хозяйку.

— Единорожек, — обратилась к духу Элен.

— Кто это?! Не люблю таких!

— Это мой парень…

— Ты! Ты! Ты хочешь меня предать, бросить! — заголосил дух в отчаянии. — Променять на какого-то вонючего самца!

Дэн наблюдал за истерикой духа и беззвучно угорал со смеху.

— А как же я?! У меня же рог отвалится! — рыдал единорог.

Дэн не выдержал:

— Нет у тебя никакого рога. Ты как человек выглядишь,

— А ты вообще молчи, вонючка! — огрызнулся фамилиар.

И тут до духа дошло, о чем сказал ему Дэн. Он заголосил еще громче.

— Ой бедный я, бедный! Даже рога нет! И хвостика моего. Я самый несчастный в мире единорог!

— Зато отпадать нечему, — ехидно сказал Дэн.

Дух задумался. Элен в растерянности сидела на кровати. Секса ей уже давно очень хотелось. И тут дух выдал:

— А у тебя есть фамилиар, вонючка?

— Я Дэн.

— От тебя плохо пахнет… Дэн… Так есть?

В голосе единорога слышались какие-то странные нотки.

— Есть.

— А ты нас познакомишь?

— Ты свихнулся?! — возмутился Дэн. — Я вам сводня, что ли?!

— Считай это платой за то, что я твой запах терпеть соглашусь! Бедный я бедный! На какие жертвы иду ради любимой хозяюшки, — снова запричитал он. — Знакомь! Кстати, а он мальчик или девочка?

Дэн выпал в осадок:

— Я его половой принадлежностью никогда не интересовался. И, вообще, важна внутренняя сущность, а не внешнее! — авторитетным тоном сказал он.

Дух внимательно посмотрел на Дэна.

— Ты прав, — сказал фамилиар. — Знакомь давай.

Дэн протянул духу руку.

— Перстень видишь?

— Красивый!

— Вот через него лети ко мне. Мой гном в компе живет.

— Спасибо! — прошелестел дух, исчезая в перстне.

========== Да будет так ==========

Спустя три недели Тедди сгребал с полок «предметы силы» в мешок. Закончив, маг с грустью осмотрел опустевший кабинет. Десять лет его жизни. Ну что ж, могло быть и хуже. Закинув мешок на плечо, он понес духов домой.

Маги готовились сновидеть. Еще утром они снова собрались на кафедре. Всех учеников решили отправить в сновидение вместе с созерцателями. Наяву на площадь пошли самые опытные и сильные охотники, способные позаботиться о себе почти в любых обстоятельствах. Остальные разошлись по домам, чтоб в случае опасности не погибнуть всем вместе.

Олег Терентьевич тем временем, как обычно уже, пришел к обеду на площадь и продолжил бесноваться, подпитываемый духами. «Концерт» шамана-самоучки сегодня был особенно проникновенным. Толпа заводилась все сильнее. Постоянные зрители и поклонники, поддерживающие его в «благородных начинаниях» линчевать злых колдунов, готовы были браться за дубинки и идти бить магов.

Алиса, Давид и Надежда наблюдали за происходящим, смешавшись с толпой, выжидая развития событий. Как вдруг начало происходить что-то совсем уж странное. Некоторые люди, особенно проникшиеся речами самоучки, стали видеть невидимое.

Маги постепенно подлетали к лабиринту в сновидении. Осталось дождаться Тедди. Вскоре появился и он. За ним летели духи из их «зоопарка».

— Хочу к ведьме! — заявила обезьянка, подобранная Тони и Алексом прошлым летом в горах.

— Какая лапочка! — умилилась Оксана, — и как это я тебя не видела раньше? Пойдешь ко мне?

— Да! — отозвался дух.

— Отчеты читать чаще надо, — хмыкнула Хельга.

— Да, учитель, — скорчила созерцательница недовольную гримасу.

— Ну что ж, дамы и господа. Сначала работа. Ну и еда, — ухмыльнулся Тедди, обращаясь к духам, — видите во-он ту толпу духов на площади?

— Да! — сказала обезьянка.

— Окружайте их и гоните сюда, к лабиринту. Есть их разрешаю. Только аккуратно, чтоб они вами тоже не закусили. Наша задача — загнать всех любителей человечины в лабиринт.

Тедди хлопнул в ладоши:

— Вперед!

Тони, оторвавшийся от команды магов, бродил по округе и рассматривал толпу.

— Что же я должен лучше видеть? — пробормотал он, — чтоб защитить… Ох и любят же духи загадки загадывать!

Рядом с ним летал их союзник. Крокодил не полетел с Алексом к остальным, а остался с Тони. Вопли о кострах становились все громче. По счастью, крыша у Олега Терентьевича еще не отъехала окончательно, и Тони он пока что не замечал. А вот кое-кто начал уступать ему дорогу, когда созерцатель подошел к толпе. Впрочем, выглядел он как обычный человек даже для тех, кто способен был его заметить. Пара человек смотрели в небо, видели там стаю духов и испускали еще больше ужаса.

Созерцатель тоже посмотрел вверх. Духи его не впечатлили. Он заметил, как их окружают жители «зоопарка», управляемые магами. Все шло по плану. Несмотря на сопротивление любителей поживиться человеческими эмоциями, натренировавшаяся за последние месяцы команда созерцателей и их питомцев была сильнее. Медленно, но уверенно диких духов теснили к лабиринту.

И тут его наконец осенило. Он вспомнил, чего, по словам Тедди, хотели «люди в черном». Вероятности развития событий. Учитель обучал его видеть подобные вещи. Это было трудной и опасной задачей — маг предупредил Тони, что вмешательство в естественный порядок требует очень много сил. Даже воспринимать в таком режиме мир было непросто, не говоря о чем-то большем. Но делать было нечего. Он принял подарок духов. А значит, заключил с ними договор. Пришло время выполнять свою часть обязательств.

Тони сосредоточился. Увидел, как линии мира пронизывают ткань пространства-времени вокруг них. Как одна из них изгибается, притягиваемая вопящим мужиком и толпой, направляясь в темные области… Очень темные области… Перед глазами промелькнули видения охотящихся на магов наемников… И Алекс… Его Алекс!..

— Нет! — воскликнул он.

Инстинктивно вцепился в эту линию, ведущую к открытой охоте на магов. Взмыл в воздух. Энергетическая нить с трудом поддавалась его усилиям. Он потянул сильнее, взлетая еще выше.

И тут Олег Терентьевич наконец окончательно свихнулся. В очередной раз воздев очи к небесам, он увидел Тони и начал орать, указывая на мага толпе.

— Выруби его! Немедленно! — крикнул созерцатель крокодилу.

Дух растерялся. Он принимал то форму птицы, то крокодила, пытаясь понять, как лучше достать мужика.

— Клювом? Или пастью?..

— Да «хоть тушкой, хоть чучелом»! Ебни его и дуй на помощь к Тедди! Он не должен меня видеть!

Крокодил наконец прицелился и клюнул Олега Терентьевича в темечко. Тот рухнул как подкошенный. А затем исчез. Растаял в воздухе. Удар духа оказался очень сильным.

— Куда он подевался?! — воскликнула Алиса.

— О нет… —  встревожилась Надежда.

— Мир желтых песков? — догадалась Алиса.

— Да! — кивнула Надежда.

— Тогда за ним! И быстро! — сказал Давид. — Долго он там не протянет, он и так ослаб.

Охотники изменили свое восприятие, исчезнув, как и Олег Терентьевич, для обычных людей.

Самоучка действительно обнаружился на ближайшем песчаном холмике. Маги бросились к нему, взяли его и потащили прочь, подальше от места, в обычном состоянии восприятия бывшего площадью.

Толпа, обнаружив исчезновение оратора, в панике заметалась. Внезапно объявилась полиция, решившая все же вмешаться в происходящее. Впрочем, ни одного мага полицейским не удалось найти. И доказательств причастности магов к творящемуся тоже.

Тони, все так же пребывая в теле сновидения, изогнул линию мира и удерживал ее, чтоб энергия потекла в новое русло. Вероятность постепенно сходила на нет. Кошмар поблек и потихоньку растворялся. Больше его никто не замечал — люди, лишенные гипнотизирующего влияния Олега Терентьевича, быстро вернулись к своему обычному способу восприятия. Возможно, некоторые и запомнили увиденное. Но оно им будет казаться вскоре всего лишь необычным ярким сном.

Узнав от духа новости, Тедди помчался с Алексом и Хельгой к созерцателю. Маг скомандовал охотнику:

— Алекс, еще немного — и он умрет от истощения. Просыпайся и неси его в ванную, в воду. Я скоро буду. Хельга, удерживай линию мира. Ну нихуя себе, ученичок отчебучил, только я отвернулся! — присвистнул Тедди, — хотя какой он после этого ученик? Хельга, ты как?

— Справляюсь, — кивнула та, — Тони сделал уже почти всю работу.

Алекс почувствовал удар — это Тедди вышвырнул его и созерцателя из сновидения — и проснулся. Тони лежал рядом и не открывал глаза. Охотник схватил любимого и поволок его в ванную. Включил воду. Тони так и не просыпался.

— Тошенька, родненький… — бормотал охотник.

Он гладил друга по голове, целовал его.

Так прошло минут десять. Алекс следил за водой. Созерцатель лежал в ванне, бледный, так и не открыв глаз. Но хотя бы дышал. Еще через пять минут раздался звонок домофона.

— Это я, — послышался голос Тедди.

Алекс открыл дверь, и буквально через несколько мгновений Тедди был в ванной. Маг зажег пук травы. Охотник аж закашлялся. Тедди сел рядом с Тони на стул, на котором сидел до этого Алекс. Положил руку на лоб созерцателю. Тихо запел песню. Алекс не мог разобрать ни слова, но чувствовал, как засыпает.

— Выйди и закрой дверь, чтоб ты этого не слышал, — заметил его состояние Тедди, — эта песня Силы может повредить тебе сейчас.

Алекс молча кивнул, вышел и закрыл за собой дверь. Пошел на кухню, передвигаясь будто в тумане. Включил чайник, чтоб попить горячей воды и хоть немного успокоиться. Его подташнивало от страха за любимого.

Минут через двадцать Тедди вышел.

— Жить будет, — тихо сказал он, — но больше нам здесь оставаться нельзя. Мы и так сделали все что смогли. Усиливающуюся ксенофобию мы, к сожалению, остановить не в состоянии. А вас это коснется еще сильнее. Как и меня, впрочем, — вздохнул маг. — Как и Алису, поскольку она — моя жена.

— Как?.. Как же так?.. — растерянно спросил его охотник.

— Завершим все дела и поедем ко мне на родину. Время пока терпит.

***

Когда Олег Терентьевич пришел в себя, обнаружив, что он находится в незнакомой комнате, окруженный тремя магами, то понял, что, возможно, пришел его последний час. Вряд ли его выпустит живым троица людей, глаза которых светились янтарным светом.

Надежда сказала ему:

— Вы не выживете сейчас без нашей помощи. Мы были связаны обязательствами перед государством, поэтому сдали вас полиции. Мы понимаем ваши чувства и отношение к нам. Вот только, когда узнают, что и вы маг, вам несдобровать. Несложно сопоставить факты и понять, что сделать духов доступными восприятию обычных людей, может только человек, обладающий магическими способностями.

Олег молча слушал пожилую охотницу.

— Что же мне теперь делать? — тихо, без былого сопротивления спросил он.

— Я вылечу тебя, — сказала Надежда, — а затем буду учить. И будем надеяться, что Тони и Хельга сделали достаточно для того, чтоб темные века для нас снова не наступили.

***

Через два часа Тони очнулся в теплой проточной воде.

— Ти! Тошик… Тошенька!..

— Ал…

Созерцатель попытался двинуться, но не смог пошевелиться.

— Ти! Не двигайся! Я сейчас!

Алекс подхватился с табурета, на котором сидел и помчался на кухню. Тедди стоял у окна и тихо говорил по телефону по-английски. Затем по-немецки. Затем перешел на язык, который Алекс не мог опознать.

— Он очнулся!

Маг глянул на охотника.

— Einen Moment bitte… Я сейчас приду, вытащим его.

Алекс кивнул и вернулся к любимому.

— Ал…

— Молчи!

Но Тони опять закрыл глаза. Когда в ванную вошел Тедди, созерцатель снова был без сознания. Алекс и Тедди вытащили его, перенесли в спальню и уложили на кровать.

— Я скоро вернусь, — сказал Тедди и умчался.

Через полчаса маг вернулся с очередным пакетом трав. Зажег какую-то смесь, к счастью, уже не так сильно воняющую как та, которую он жег в ванной. Еще через час Тони снова пришел в себя.

Тедди положил ему руку на лоб.

— Учитель…

— Я тебе больше не учитель, Тони. Твое ученичество закончилось.

— Все наши живы?

— Все, — серьезно ответил Тедди.

— Меня выгоняют, да? — Тони едва шевелил губами. — За неподчинение?

— Ага, за перевыполнение служебного долга, — усмехнулся Тедди. — Вот только награды у нас нет, чтоб тебя к ней представить. Не выгоняют тебя. Просто теперь ты больше не ученик.

— О…

Созерцатель снова закрыл глаза. Алекс испугался, что друг опять потеряет сознание, но Тони попытался шевельнуться.

— Лежи, — сказал маг. — Хорошо, если ты утром сможешь двинуться.

— Все так плохо? — снова открыл глаза Тони.

— Жить будешь, — уклончиво ответил Тедди. — Через две недели вы должны отсюда убраться от греха подальше. Ты сделал очень много для всех нас. Но Алиса и вы должны покинуть страну первыми. И еще несколько наших. Алекс, ты знаешь, что делать.

— Да, Тедди, — кивнул в ответ охотник.

Пока созерцатель был без сознания, Тедди объяснил ему, как нужно позаботиться о пострадавшем.

— Если он потеряет снова сознание дольше, чем на час, зови Хельгу. Она тоже знает, как поступать в таких случаях. А у меня теперь будет очень много дел.

Тедди тяжело вздохнул, поднялся со стула, на котором он сидел и собрался уходить. Охотник закрыл за ним дверь и вернулся к любимому.

— Ал…

— Молчи, Ти. Хотя бы до утра. Тедди велел.

— Хорошо…

К счастью, больше сознание созерцатель не терял. Вечером он просто уснул.

— Я буду вас охранять, — чирикнул Алексу дух. — Спи. Он не потерял сознание. Если я это замечу, я тебя разбужу.

Охотник смог уснуть к трем часам ночи. Забылся тяжелым сном на пару часов и проснулся с восходом солнца.

— Он не терял сознание, — сказал союзник. — И его душа не уходила. Он все еще просто спит.

— А что, и такое бывает? — встревожился Алекс.

— Бывает.

— А ты откуда знаешь?!

— Слышал от магов, которые меня в клетку поймали.

— Кошмар какой, — пробормотал Алекс.

Кошка настойчиво торохтела своим лотком в ванной. Нужно было убрать за ней. Новый день обещал быть нелегким.

***

Когда за Тедди приехала машина с «людьми в черном», как окрестил представителей государства Тони, и мага привезли в то самое здание, старший недовольно сказал:

— Быстро же вы их убрали. За шкурки свои переживаете?

— Мы делали свою работу, — ответил Тедди, — защищали людей от потусторонних феноменов.

— Вы приняли решение?

— Мы не изменим своим принципам, — сказал маг.

— Мы лишим вас возможностей заниматься легально исследованиями и обучением. И не будем препятствовать антимагическим настроениям в обществе.

— Упрятать за решетку, я так понимаю, все же не сможете? — усмехнулся Тедди.

— Вы заботитесь о том, чтоб не оставлять следов. К сожалению, у нас недостаточно доказательств для того, чтоб преследовать вас по закону. Но вольготная жизнь для вас закончилась — это я могу вам гарантировать.

— Да будет так, — сказал Тедди.

Так закончился пятидесятилетний договор магов с одним из государств, разрешивших заниматься магией открыто.

***

Тони валялся в постели. Перечитал все свои книжки и маялся от безделья. От новостей Тедди тоже ни разу в восторг не пришел. Алекс кудахтал над ним как наседка. Хорошо, хоть кормить перестал. Как только у созерцателя стало хватать сил доползти до кухни, есть в постели он отказался.

Даже родители друга заявились проведать. Причем оба. Видеть Владислава, который год терроризировал по телефону, а теперь сочувственно смотрел на опять похудевшего и осунувшегося созерцателя, было особенно тошно. Алекс рассказал отцу, что если б не Тони, то они бы не отделались только закрытием их кафедры в университете, и вполне вероятным было бы развитие событий как в средние века. И поджариваться бы им всем сейчас на костерке или сгинуть от нападений каких-нибудь гопников, нанятых заинтересованными лицами.

Владислав только вздохнул, когда услышал, как сын называет Тони Тошенькой, но понял, что если скажет что-то, то Алекс с ним сейчас церемониться точно не будет. Охотник пас своего друга как овечку. Созерцатель вяло отбрыкивался от заботы, но видно было, что досталось ему изрядно.

— Знаешь, Тошенька, в этом всем есть и хорошая сторона, — сказал Алекс любимому, загнав его снова в кровать после ухода родителей.

Тони наотрез отказался при них лежать в постели и теперь опять был бледным, как мел.

— Какая? — вздохнул созерцатель.

— Мы поженимся! Не просто ради бумажки! Будем жить открыто, пользуясь всеми правами и возможностями, а не так, как мы живем здесь, — просиял охотник.

— Ох, Ал… Не так я хотел, чтоб мы уехали. А, чего уж там, я вообще уезжать не хотел.

— Я тоже, — вздохнул и Алекс, — но лучше так, чем никак, правда?

— Правда, — грустно ответил Тони.

Охотник наклонился и поцеловал друга. Так нежно, ласково. Созерцателю до сих пор тяжело было видеть возлюбленного таким. Ему временами казалось, что он недостоин такой любви и заботы. Когда он как-то сказал об этом Алексу, тот на него посмотрел недобрым взглядом, посоветовал заткнуться и больше так не говорить никогда и даже не думать.

***

После боя в сновидении, окончившегося закрытием кафедры в университете и увольнением всех ее сотрудников, магам срочно пришлось вспоминать свои навыки маскировки, подзабытые за годы спокойной жизни, и под руководством Тедди и Алисы приспосабливаться к изменившемуся миру. Тедди, конечно, сказал, что через полгода, может быть, ситуация вернется в относительно спокойное русло, но пока лучшего ждать не стоило. И маги, как уже неоднократно поступали, затаились и продолжили заниматься своими делами, не привлекая излишнего внимания.

***

Спустя неделю…

***

Дэн позвонил Элен рано утром:

— Эль, они пропали!

— Кто, где? — спросонья Элен чуть не уронила телефон.

Она вчера до поздней ночи обсуждала с родителями предстоящий отъезд. Те, конечно, были не в восторге от причины, но в целом считали, что за границей больше возможностей для хорошей жизни. «Берут тебя? Едь, — сказала мама. — Не понравится — через пару лет вернешься. Профессию другую получишь, на магии свет клином не сошелся». На том их семейный совет и закончился в три часа ночи.

— Духи наши пропали!

— Ну вернутся, куда денутся, — сонно пробормотала охотница.

— Эль, они все это время в компе толклись, я уже привык. Но вчера вечером они винт мне спалили! Сегодня все затихло, а их и след простыл!

— Ну, может размножаются где-то, — философски заметила Элен.

— Эль, ты так не шути! Они же духи! Гном! С единорогом!

— Почему бы и духам как-нибудь не размножаться…

— Вы, охотники — сумасшедшие! У вас одно на уме — хозяйство развести и размножить! И себя, и все вокруг! Этот ваш «солнечный мальчик» тоже носится как подорванный. Черт знает что творится, а он только тем и озабочен, что жениться сможет. Больше ничего его не волнует, кроме того, что он на своем Ти женится… Или замуж выйдет, кто их там разберет. Одна Алиса среди вас нормальная.

— А что, ты не хочешь?

И тут Дэн понял, что он попал… Еще чуть-чуть, и его захомутают, как Тони охмурили. А ведь нормальный мужик был, пока с Алексом своим не познакомился. Он не раз чинил Тони технику, а тот ему в сновидении показывал много интересного за это. И тут как подменили. Мало того, что к «ковену» присоединиться и уезжать приходится, так охотники еще и на него зубы теперь точат!

— Я… Э-э-э…

И тут он увидел… Лучше бы он не смотрел в сторону компа.

— Эль!

— Да?

— Эль… Они… Твой единорог моего гнома трахнул!

— А почему это сразу мой твоего? Может это твой гном моего единорожка бедненького соблазнил?!

— Эль… Я не знаю, может они яйца несли или почковались, но они… Они размножились! И теперь у меня в комнате три маленьких лошади, время от времени превращающихся в гномов в придачу к этим голубкам влюбленным! Эль, что делать?!

— Ну как что… Жилье им предоставить, — прыснула Элен со смеху. — Ты был очень убедителен, когда говорил о важности внутренней сущности.

— Вон! Вон пошли из моего ноута! — донеслось Элен в трубку и разговор прервался.

***

Перед отъездом Тони и Алекс пошли на «их» место в парке, благо, парк был недалеко от места, где они жили и у созерцателя уже хватало сил дойти до него и обратно. Присели на лавочку, на которой год назад признались друг другу в любви. Кто бы мог подумать, что за один год все так изменится.

— Я люблю тебя, Ал, — тихо сказал Тони.

— И я тебя тоже люблю, Ти, — ответил охотник. — Мы справимся.

Созерцатель усмехнулся:

— «Я уже отдан силе, что правит моей судьбой», — процитировал одну из любимых книг.

— Да, — тихо сказал Алекс.

***

Через две недели Тони и Алекс с одним чемоданом на двоих, с жалобно мяукающей кошкой в клетке и с духом, которого Алекс еле уговорил стать невидимым, вместе с Алисой, Хельгой, Оксаной и еще с несколькими магами, были в аэропорту. Элен, как обычно опаздывала. Тедди отдавал последние распоряжения. Сам он должен был задержаться еще на пару дней.

Алекс помог подняться другу со стула в зале ожидания.

— Ал, я сам…

— Не выдумывай и обопрись на меня, — буркнул Алекс.

Охотник тихо ругнулся, передал клетку с животным Оксане и подал Тони руку.

После посадки Тони пробормотал:

— Я летать на самолетах боюсь.

— Ты?! — изумился Алекс.

— Угу.

— Ты ж в сновидении летаешь!

— То в сновидении. А этих ржавых посудин я боюсь.

— Ну ты даешь! — охотник успокаивающе погладил друга по руке.

Через три часа они благополучно приземлились. Тони с тоской посмотрел на взлетную полосу и аэропорт, отличающийся от зданий их родины. Закрыл глаза.

— Ти, ты в порядке?

— В порядке, Ал…

После того как пограничник проверил их паспорта, Тони уже без всякого стеснения повис на Алексе. Охотник обнял друга за талию, прижал к себе. Дворецкий Тедди Джордж ждал их с табличкой и, забрав свой чемодан с ленты, они вместе с остальными сели в микроавтобус.

Пора было ехать домой.

***

Тедди нужно было завершить формальности, поэтому он улетал на два дня позже. Проводив жену, учеников и коллег в аэропорту, маг взял такси и доехал до парка. Осень только начиналась. Он шел по дорожке, рассматривал белок и соек, скандально разговаривающих о чем-то своем. Как вдруг заметил, что к нему опять подходят двое из правительственной организации.

— Что вам еще нужно от магов? — устало спросил он их.

— Несколько человек из столицы согласились с нами сотрудничать.

— И?

— Вы нам не сказали, что, оказывается, в реальности нашего мира, воспринимаемой во сне, тени подвижны.

— Вы не спрашивали, — пожал плечами маг.

— Что это значит?

— Мир приспосабливается к новым энергиям, — спокойно объяснил Тедди.

— И что же нам теперь с этим делать?

— Понятия не имею, — ответил маг. — Мы убрали потусторонние феномены, насколько смогли успеть за то время, которое вы нам отвели. А что будет дальше — нас уже не касается. Теперь это ваши проблемы, разбирайтесь с ними сами.

«Люди в черном» только зубами скрипнули. Но задержать иностранца было не так-то легко без очень веских оснований. А своих коллег, обладающих нужными спецслужбам умениями, этот ушлый пройдоха уже успел вывезти за границу, за пределы досягаемости. Как раз сегодня. Их информаторы опоздали всего на пару часов.

========== Твой навеки ==========

Приехав в поместье Тедди, Алекс почти затащил Тони в комнату, которую им отвели. Давид предложил помочь, но охотник все же справился сам.

Созерцатель рухнул на кровать. Он уже неплохо переносил небольшие нагрузки, но перелет был выше его сил. Сердце колотилось как бешеное, он пытался отдышаться. Живот свело спазмом.

Алекс снял с Тони кроссовки и куртку. Видя, что друг опять на грани того, чтоб потерять сознание, охотник уже прикидывал, кого ему звать на помощь, но, к счастью все обошлось. Минут через двадцать созерцатель смог сам стащить с себя джинсы и рубашку, а его цвет лица утратил бледно-зеленый оттенок. Алекс укрыл одеялом любимого.

— Лежи, — велел он ему и пошел за едой.

Тони сейчас возражать не собирался.

Вечером после ужина все наконец-то разошлись по комнатам. Испуганная кошка выползла из-под шкафа и подошла к приготовленным для нее мисочкам с водой и едой. Отнеся на кухню поднос с посудой и приняв душ, Алекс тоже почти рухнул на постель. Чистую, хрустящую, пахнущую свежестью. Он укрылся одеялом, придвинулся к Тони. Обнял его. Воспоминания всего происшедшего за последние две недели навалились на охотника. Сдерживаемые столько времени чувства рвались наружу. Тони пошевелился, в полусне привычно прижался к нему, как делал, наверное, не осознавая, насколько близким и родным в такие моменты он становится.

Алекс обнимал любимого, целовал его в макушку, поправлял пряди отросших волос.

Созерцатель уже почти уснул, сморенный вкусным ужином, который принес ему друг. Но когда Алекс начал целовать его, проснулся. Обнаружил, что прижимается к любимому, а тот, кажется, плачет.

— Ты знаешь, что я — собственник? — спросил Тони охотник.

— Знаю. Я весь твой. Так хочу быть твоим, — тихо сказал созерцатель в ответ.

— Я тебя никуда не отпущу… Не позволю тебе умереть! Ты — мой!

В голосе любимого было столько отчаяния, что Тони и сам чуть не заплакал.

— Только твой… — обнял он его, пытаясь хоть немного успокоить.

— Ты знаешь, что ты за меня замуж пойдешь?

— Знаю… Пойду… Твой навеки. С первого взгляда твой.

Тони еще сильнее прижался к Алексу. А тот только гладил по голове и снова и снова целовал в макушку своего ненаглядного.

Спустя некоторое время созерцатель почувствовал, что любимый все же успокаивается. Он высвободился из объятий, посмотрел на друга. Тепло улыбнулся ему.

— А ты знаешь, что и ты за меня замуж пойдешь?

— Знаю, — попытался улыбнуться в ответ Алекс. Чтоб хоть как-то приободрить себя, пошутил: — А у меня кольца нет!

— А хочешь? — тихо спросил Тони.

— Хочу!

— И на коленко перед тобой встать? — снова улыбнулся созерцатель.

Алекс покраснел, как маковый цвет, но с вызовом в голосе, впрочем, все же, как он думал, в шутку, ответил:

— Да!

— Хорошо, — кивнул Тони.

— Ти, я пошутил!

— Ага…

***

Через два дня прилетел Тедди.

— Поживете пока у меня, — сказал он всем. — Это вопрос безопасности. Возражения не принимаются.

Маги только вздохнули. Возразить все равно было нечего.

***

Тедди скомандовал Тони не перенагружать свое все еще не до конца восстановившееся здоровье, и тот целые дни просиживал в библиотеке учителя, учил язык, болтал с Джорджем, дворецким Тедди, пока Тедди, Алиса, Алекс и остальные работали, благо у мага осталось более чем достаточно ресурсов для того, чтоб восстановить бизнес.

Тони бродил по саду, вспоминал свою квартиру на последнем этаже и смотрел на закат и звезды. Хотя бы они были такими же, как дома. Впрочем, теперь его дом был здесь, поправлял он себя. Когда с работы возвращались близкие, тоска немного отступала, и он уговаривал себя, что все будет хорошо.

***

Как только они получили вид на жительство, Алекс потащил Тони в мэрию. Созерцатель начал бурчать, что «зачем он такой больной Алексу нужен».

— Опять убегаешь? — устало вздохнул охотник.

— Нет, нет! — Тони прильнул к любимому, показывая, как когда-то Алекс ему в сновидении, что он никуда не убегает.

Только к нему и никак иначе.

— Ну вот и нечего тогда ерунду всякую говорить, — угрюмо сказал охотник.

Потом все же смягчился и погладил друга.

— Никуда, никуда от тебя не убегу. Только к тебе, — тихо сказал Тони.

Алекс обнял созерцателя. Тот положил голову ему на плечо и расслабился.

— Мой, — шепнул охотник.

— Твой. Люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю.

***

Когда Тедди сказал, что Тони уже может выходить за пределы его поместья сам, созерцатель поехал в ближайший город. Подошел к продавцу в ювелирном и сказал:

— Я ищу перстень. Мужской. Что вы можете мне предложить?

Продавец поинтересовался:

— Перстень для кого?

— Это обручальное кольцо. Для моего будущего супруга.

Продавец понимающе кивнул и повел его к соответствующей стойке.

Тони был счастлив, что здесь может не таясь говорить прямо о том, что для него важно.

Вечером, когда Алекс вернулся с работы и, поужинав, растянулся на кровати с их кошкой, созерцатель вынул из ящика письменного стола коробочку с кольцом, спрятал ее в карман джинсов и поманил Алекса к себе:

— Вставай! И иди сюда.

Алекс приоткрыл один глаз. Тони очень надеялся, что охотник забыл об их разговоре и его обещании.

— Мне лень…

— Иди ко мне, лежебока, — улыбнулся Тони.

Алекс насторожился. Такая улыбка его будущего благоверного ему уже была хорошо знакома. Он поднялся и подошел к столу.

Тони взял его за руки. Погладил их. А потом встал на колено. Вытащил из кармана джинсов коробочку и открыл ее. Протянул любимому.

Алекс обалдел.

— Ты выйдешь за меня? — тихо спросил его Тони.

— Да, — краснея до корней волос, шепотом ответил охотник и взял кольцо. — Ти, это же очень дорого!

— Считай это нашей фамильной драгоценностью, — улыбнулся Тони.

Алекс, как когда-то Тони, весь дрожа от волнения, надел кольцо на безымянный палец правой руки. И только после того, как он сделал это, созерцатель поднялся с колена и обнял смущенного почти до потери сознания возлюбленного. Охотник прижался к Тони. Он почему-то чувствовал себя таким беззащитным в этот момент. Положил голову на плечо будущему мужу. А Тони прижал его голову к своему плечу. Как когда-то, уже так давно, в парке.

— Я люблю тебя, — тихо сказал созерцатель.

— Я тебя тоже очень люблю, — ответил охотник. — Я совсем забыл о том разговоре. Я тогда был так расстроен, так переживал за тебя.

— Я не забыл, — шепнул Тони.

— Я думал, это шутка была.

— Я привык держать слово.

***

Вскоре все формальности наконец были завершены.

***

— Ти, ну что ты там копаешься?! Ну как всегда!

— Бабочку эту чертову завязать пытаюсь, — буркнул Тони.

— Ох ты ж… Давай, я тебе завяжу! Несчастье ты мое.

— Ну не умею я так шмотки, как ты, носить! Вырядил меня как куклу!

— Я, между прочим, единственный раз жениться собираюсь. Или замуж выходить, — мурлыкнул Алекс, ластясь к другу и забыв на время про его галстук. Пока еще к другу.

— Вы с Тедди как с цепи сорвались со свадьбой!

Тони, как всегда, не мог устоять перед лаской.

— А ты хоть в чем-то солидарен с Алисой, — фыркнул охотник. — Кто бы мог подумать, что вы оба не любите торжества! Так в футболках и стоптанных кроссовках и ходил бы без меня! Ти, ты такой красивый!

— Ал, это же ты у нас красавчик…

Алекс ухмыльнулся, возвращаясь к завязыванию галстука любимого. Когда наконец справился, обнял своего уже почти супруга и развернул Тони лицом к зеркалу в ванной. Стал сзади и поцеловал в шею.

— Люблю тебя. Наконец-то я твою красоту раскрыть смог.

Тони покраснел. Смотрел в зеркало и не мог насмотреться. Они были такой красивой парой. Алекс опять улыбнулся и достал телефон из кармана. Сделал снимок.

— На память, только для нас, — прошептал он. — Идем, нас уже наверное все ждут.

Поправил бутоньерку у себя и у любимого. Удовлетворившись результатом, кивнул и вышел из ванной. Тони пошел за ним.

Спускаться по лестнице со второго этажа, где была их комната, им пришлось, когда все их действительно уже ждали внизу в холле. Созерцатель чувствовал, что краснеет, не выдерживая этого пристального внимания. А любимый, после всех уроков Алисы, как ни в чем не бывало, сиял своей неотразимой улыбкой.

Дворецкий открыл перед ними входную дверь. Перед дверью стояла машина. Им открыли дверцу. Они забрались на заднее сиденье.

— Какой кошмар, — пробормотал Тони.

— Улыбайся, — шепнул ему Алекс. — Так будет легче. Тебя же Тедди тоже учил.

— Учил…

Охотник ободряюще сжал руку любимого.

— Все будет хорошо!

В мэрии все прошло без заминок. Дрожащими руками они оба поставили свои подписи на документе о заключении партнерства.

Снова в машину Тони чуть не плюхнулся. Ноги его уже едва держали. И только ради любимого он изо всех сил старался делать вид, что не волнуется.

После возвращения дворецкий сообщил, что праздничный обед начнется через час. И до того времени у гостей есть время отдохнуть.

Тони закрыл дверь и посмотрел на Алекса.

— Ал… Мы женаты…

— Или замужем, — улыбнулся Алекс.

— Ага… Я не верю… — тихо сказал Тони.

— Я пока тоже.

— Это ж нам «горько» кричать будут…

— Ага!

Тони опустился на кровать.

— Ти, балбесина ты моя! Встань! На стул сядь, помнешь все.

— О-о-о…

— Ты устал?!

— Немного, Ал.

— Ох, ты же еще нездоров, — обнял созерцателя Алекс.

— Я в порядке… Муж мой, — улыбнулся Тони.

Вот теперь покраснел и охотник. Посмотрел на часы. У них еще было полчаса времени до начала банкета. Тедди устроил все по высшему разряду. Они сначала были в шоке, но маг был непреклонен. И спорить с ним в его собственном доме никто не решился.

Алекс работал как одержимый, чтоб хоть немного отплатить за все, что получил. Он видел, что Тони иногда уже на стенку от вынужденного безделья лезет, но Тедди и тут был неумолим. Созерцателю ничего не оставалось, кроме как «взять под козырек» и восстанавливать силы.

***

Разумеется, Тони и Алексу указали на места во главе стола. И несмотря на то, что они были только среди своих, смущались оба изрядно.

Алиса шепнула мужу на ушко:

— Так любишь свадьбы?

— Да, — вздохнул Тедди. — У нас с тобой было так просто все.

— Давай съездим куда-нибудь? На шикарный курорт.

— Я уже заказал билеты.

— Какой же ты у меня заботливый!

— Спасибо, солнышко.

По бокалам разлили шампанское.

Тедди улыбнулся, посмотрел на парней. Показал жестом, чтоб они встали. Деваться было некуда. Тони с Алексом поднялись, догадываясь, что их ждет.

— Горько! — скомандовал Тедди.

Остальные, как это было принято, подключились.

Тони смотрел на Алекса. Они несмело обнялись. А затем все же начали поцелуй, открываясь не только друг другу, но и всем присутствующим. И только когда гости перестали скандировать тост, они прервались. Колени у обоих подгибались.

Они сели и пригубили шампанское, оба краснея до корней волос.

Дальше было легче.

— Мой, — шепнул на ушко Алекс любимому после очередного поцелуя.

— Твой, — едва слышно ответил Тони.

Ему так хотелось быть чьим-то. Сыном, другом, любимым. Мужем… И сейчас, слушая Алекса, столь непосредственно выражающего свои чувства, он, уже в который раз, стараясь не показывать это никому, сгорал от счастья. Он больше не ничей. Он теперь тоже чей-то. И ему этого в жизни досталось: быть чьим-то. У него теперь есть семья.

***

Когда обед, плавно перешедший в ужин, был завершен, Тони, уже держась за перила, поднялся на второй этаж и пошел к их комнате. Алекс еще развлекал гостей, но он извинился и ушел.

— Ти, я приду так быстро, как только смогу.

— Хорошо, Ал.

Созерцатель все-таки сел на кровать. Развязал галстук. Расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.

Обхватил голову руками, не в силах поверить происходящему.

Вошел Алекс.

Тони поднялся. Сбросил ненавистный пиджак смокинга. Расстегнул брюки.

— Боже, какой же ты красавчик, — простонал Алекс.

— Со спущенными штанами? — ухмыльнулся Тони.

— Особенно со спущенными штанами — улыбнулся Алекс ему в ответ.

Охотник подошел к любимому.

— Когда выздоровеешь, тебе пиздец, — тихо сказал Алекс. — До полусмерти затрахаю.

— Это мы еще посмотрим, кто кого, — улыбнулся Тони в ответ.

Они обнялись. Крепко, так крепко, как только смогли.

— Люблю, — прошептал Алекс.

— Люблю, — отозвался Тони.

— Навсегда.

— Навсегда.

***

Охотник осознал себя ночью во сне. Выбрался из комнаты через окно в парк. Заметил по периметру поместья духов-охранников.

Алекс взмыл в воздух, ввинчиваясь в небо. Раскинув руки, отдался потоку теплого ветра и полетел, осматривая пейзаж.

Когда проснулся, заметил, что лежит в объятиях мужа. Созерцатель с такой любовью прижимал его к себе, что у него, уже в который раз, затрепетало внутри. Алекс вздохнул, высвободился из объятий и пошел в ванную. Вернувшись, посмотрел на Тони. Тот, кажется, наконец смог отпустить часть своих тревог и выглядел таким умиротворенным и счастливым, что не поцеловать его было невозможно. Созерцатель улыбнулся, ощутив прикосновение губ к своей щеке, но не проснулся. Алекс смотрел на него, а потом все же снова уснул, больше не сновидя.

***

На следующее утро за завтраком Тедди внезапно сорвался с места и ушел. Вскоре вернулся с конвертом.

— Свадебный подарок. Только сегодня утром получил все бумаги, — сказал он, отдавая конверт Тони. — Открой.

Созерцатель открыл конверт и вытащил оттуда документы. Когда вчитался и понял, что он читает, опять побледнел. Алекс глянул на супруга:

— Ти, ты чего?

— У-учитель… Я… Я не могу принять такой подарок…

— Ты мне как сын, — ответил Тедди, — поэтому отказа я не приму.

Тони только отдал конверт Алексу.

— Ти, я еще не так хорошо эту бюрократию понимаю.

— Лешенька, это… Это документы… На дом, — еле слышно сказал созерцатель.

Алекс глянул на мага. На Алису. Тони обнял любимого. Алекс почувствовал, что супруг весь дрожит.

«Только бы не разреветься прямо здесь и сейчас», — подумал Тони.

— Спасибо, — тихо сказал охотник.

— С-спасибо, — выдавил из себя Тони. — Извините, мне нужно выйти…

Он повернулся и пошел в их комнату. Алекс помчался за ним. Когда открыл дверь, увидел, что Тони сидит на кровати и плачет.

— Тошенька, родненький, — обнял его охотник.

Тони только обнял любимого в ответ и уткнулся ему в плечо. Алекс целовал возлюбленного и чувствовал, что тоже не может сдержать слезы.

***

Спустя месяц, утром, Тедди осмотрел в очередной раз Тони и сказал, что тот здоров. Алекс, который, разумеется, присутствовал и тоже за всем наблюдал, на радостях чуть не подпрыгнул.

Тедди ухмыльнулся, похлопал своего теперь уже бывшего ученика по спине и вышел из их комнаты, оставив мужчин наедине.

— Я люблю тебя, — сказал Алекс, обнимая любимого и лаская его так, как давно хотелось.

— Я тебя тоже люблю, родной мой. Ты меня так выхаживал все это время, что я… Ох, я даже не знаю, как мне тебя отблагодарить…

— Натурой возьму, — подмигнул ему Алекс.

— Я весь твой, — прильнул к нему Тони.

— И ты здоров наконец! А значит, тебя можно, — на этом месте охотник коснулся губами уха любимого, — трахать до полного изнеможения.

— Я сделаю все, что захочешь, сердце мое, — сказал Тони.

— Наконец-то у нас будет нормальная ночь! Конфеты хочу! И вино!

— Шоколад, — тихо сказал Тони, вспоминая день Валентина.

— Пусть будет шоколад, — согласился Алекс, — и свечи!

— Да, любовь моя… Да.

========== Хочу смотреть тебе в глаза, супруг мой (секс-сцена) ==========

— Ложись… — шепнул еле слышно охотник.

Когда Тони лег, Алекс лег на него сверху.

— Хочу смотреть тебе в глаза, супруг мой…

— Ал…

— Что?

— Мне так непривычно. Ты так ко мне обратился…

— Мне тоже, — Алекс поцеловал любимого в щеку и улыбнулся. — Но нужно же к этому привыкать.

— Я привыкну, муж мой…

— Ты меня в краску вгоняешь…

— Ты меня тоже…

Алекс поцеловал Тони в шею.

— Ты так вкусно пахнешь… И ножки передо мной раздвигаешь…

— Продолжаешь меня в краску вгонять? — пробормотал созерцатель.

— Чем это? — удивился Алекс.

— Тем, что говоришь «ножки».

— Ну не грабли же! — фыркнул охотник. — У моего мужа ножки… И попка… И носик… Мальчик мой…

Тони только застонал…

Алекс тем временем спустился к паху созерцателя.

— И все моё…

— Твоё, — простонал Тони, когда почувствовал, как Алекс начинает сосать.

Насытившись членом возлюбленного, охотник развел еще шире ноги Тони.

— Согни их в коленях и обхвати руками.

Потянулся за подушкой и подложил ее под ягодицы любимому. Свет они не выключали.

— Какой же ты красивый и тут, — тихо сказал Алекс.

Нежно погладил подрагивающее кольцо мышц. Обвел пальцем вокруг входа. Гладко выбритая кожа была такой свежей после душа, что не поцеловать было невозможно. Охотник не забыл и внутрь языком войти, от чего Тони опять застонал. Ласка была невыносимо нежной, а проникновения языка незаметно расслабляли и раскрывали душу и тело.

— Люблю тебя так ласкать, — сказал Алекс и продолжил.

Тони поерзал. Алекс заметил это, оторвался от своего занятия, посмотрел на любимого и ухмыльнулся.

— Терпи… Ты сам предложил… Я хочу рассмотреть и распробовать все получше…

Когда охотник почувствовал, как мышцы немного расслабились, он взял смазку и не торопясь начал увлажнять вход. Потом выдавил из тюбика еще немного вязкой жидкости прямо в анус. Ввел один палец и ласково огладил им тело изнутри. Когда Тони перестал стонать, ввел второй палец, снова услышав сладкий стон. Вскоре он ввел третий. Они давно выяснили, что боли в начале можно не просто избежать, а получить удовольствие от предварительных ласк и ощущений того, как мышцы растягиваются, а желание наполненности разгорается все сильней, пока все помыслы не сосредоточатся только на одном — ощутить в себе любимого.

Тони снова заерзал. Алекс распалял его постепенно и умело. За полтора года охотник успел изучить, что и как нравилось созерцателю, и теперь устроил ему настоящую сладкую пытку. Когда Тони непроизвольно взял себя за член, тихо рыкнул:

— Моё!

Созерцатель только вздохнул и убрал руки, отдавая себя на милость супругу, вовсю пользующемуся своим новым статусом и обещанием Тони ему отдаться.

Тони уже был готов не просить, а умолять прекратить это и наконец войти в него.

— Хочешь четыре?

— Ал, я тебя хочу, — простонал созерцатель.

— Я и так в тебе, — сделал вид, что он ничего не понял, Алекс, заводясь всё больше от наблюдения за возлюбленным, прекрасно помня, что он сейчас ощущает.

Он слегка сжал одной рукой член Тони и немного пососал головку. Огладил яички, легко сжал их, перекатывая в руке. Тони застонал еще громче. Ухмыльнувшись, охотник вернулся к члену, обхватив его рукой и направляя в рот. Другой рукой он продолжал ласкать анус.

— Член твой хочу…

Тони смотрел на то, как Алекс его ласкает, ощущал, как тот сосет, и в глазах у него начинало темнеть от возбуждения.

— Ты забыл волшебное слово, — прошептал охотник, оторвавшись от члена любимого и глядя ему в глаза.

— Какое? «Пожалуйста»?..

— Нет… Кто я теперь тебе?

— Муж… Супруг мой возлюбленный, — прошептал Тони.

— Громче…

— Мой муж, мой супруг! — в голос застонал созерцатель.

— Да… Да…

Алекс еще немного пососал член Тони и наконец внял его мольбам. Смазав и свой член, приставил его к анусу и слегка надавил на вход в тело. Мышцы податливо расступились, впуская головку внутрь, охватывая ее мягко, но плотно. От этой картины впору было сойти с ума, а от ощущений — обкончаться. Охотник понял, что если он продолжит на это смотреть, то точно не выдержит, и надавил себе на точку, оттягивающую разрядку.

Созерцатель опять застонал, встречаясь с уже затуманенным страстью взглядом Алекса. Прижал сильнее колени к груди, помогая тому подобрать правильный угол вхождения.

Алекс вошел еще чуть глубже. Когда почувствовал, что его член уже случайно не выскользнет, навис над Тони на руках. Он пристально всматривался в лицо возлюбленного, ловил каждое изменение в лице Тони.

Созерцатель ощущал, как гладкий, твердый, теплый, обласканный и изученный во всех подробностях член любимого заполняет его. Медленно, чтоб не причинять боль, а только лишь доставлять удовольствие. Неотвратимо расширяет его все больше, подготавливая каждым бережным, постепенно разжигающим и его страсть движением к тому, как свободно он будет проникать вскоре и дарить ему наслаждение во всю мощь.

Когда глаза у созерцателя начали закатываться, Алекс тоже застонал. Введя член полностью, охотник остановился. Он чувствовал, как его яички касаются тела любимого, как от напряжения непроизвольно подрагивает его член, а Тони, чутко реагируя на это, постанывает и двигается под ним.

— Я уже весь в тебе, — сказал Алекс любимому.

— Д-да, да, — только и смог, продолжая стонать, ответить ему Тони.

Охотник наклонился и поцеловал приоткрытые, мягкие, чувственные, любимые губы. Тони отвечал на поцелуй так же нежно, как Алекс входил в него.

— Какой же ты сладкий… Муж мой…

— Бери, бери меня, — прошептал Тони ему.

— Возьму, — тихо ответил Алекс, — всего возьму…

Охотник начал медленно двигаться. Наслаждаясь каждым толчком, он стонал в голос. Смотрел в глаза любимому и запоминал каждое мгновение их первого секса в первую брачную ночь.

Наращивая темп, он вбивался в горячее тело Тони все жестче, во всю длину, вырывая уже не стоны, а крики из горла возлюбленного.

— Да, да… Кричи подо мной, кричи… — задыхался от желания Алекс.

Он двигался всё быстрее, ощущая, как время будто замедляется, а сердце стучит всё быстрее от страсти. Проникнуть в него, быть в нём как можно глубже — это стремление поглощало Алекса с каждой секундой всё больше. Растворяясь в любимом, он овладевал им так откровенно и ненасытно, как, наверное, еще никогда в жизни.

А Тони, ощущая биение члена Алекса в себе, хотел только одного — чтоб любимый имел его вечно. С каждым движением, с каждым попаданием Алекса по простате он улетал все дальше и дальше, сливался с вихрем, толкающим его к краю, за край. Тело от удовольствия выгибало дугой, сводило судорогой и сладкой болью… Больше, быстрее, мощнее… И он знал, как получить это…

Охотник уже почти полностью перестал себя контролировать, когда ощутил, как Тони сделал то, от чего он всегда шалел окончательно — сжал его член мышцами. От этого, не выдерживая, переполняемый счастьем, Алекс тоже начал орать.

— Я люблю тебя! — выкрикнул Тони, уносимый наконец этим ураганом в экстаз.

Созерцатель коснулся своего члена и через несколько движений содрогался от спазмов, кончая еще и еще, глубоко внутри тела под натиском бешеной страсти Алекса. Сперма с силой выплеснулась ему на живот, брызнув чуть ли не до груди.

— И я тебя тоже люблю! — прохрипел бьющийся в конвульсиях Алекс.

По-прежнему смотря в глаза Тони, охотник с каким-то совсем уже утробным рыком вбился еще раз и замер.

Тони чувствовал разрядку любимого, каждый импульс его семяизвержения, и тоже смотрел в глаза Алексу, как и он запоминая каждый миг их любви.

Охотник почти упал на него сверху. В глазах у него всё ещё темнело. Он поцеловал своего, теперь уже полностью своего созерцателя. Почувствовал, как член все же выскальзывает из родного до боли тела, и они вновь становятся отдельными существами.

— Мой, — шепнул снова.

— Твой, — выдохнул Тони. — Навсегда.

— Навсегда.

Отдышавшись, Алекс всё же скатился с созерцателя, лёг рядом и обнял его. Когда сердце перестало колотиться как бешеное, ещё раз поцеловал. Прижав к себе, как когда-то прижимал его к себе Тони, как он запомнил их первый раз на всю жизнь, гладил его по голове и шептал на ушко нежности. Когда наконец смог отпустить своего ненаглядного, встал и пошёл мыться.

Тони так и остался лежать, прикрыв глаза. Отдышавшись, вытерся, хотя вытирать уже было почти нечего. Когда Алекс ласкал его после секса, он вытер собой почти все следы его страсти. Тони не удивился бы, узнав, что охотник сделал это специально. Затем, как когда-то и Алекс после их первого раза, он растянулся на кровати, заложив руки за голову и уставившись в потолок без единой мысли в голове.

Когда Алекс вернулся, сердце у него снова зашлось. Его любимый лежал умиротворенный, блаженно пялясь в никуда. И это было так приятно видеть. Он снова лёг рядом.

Тони повернулся к нему, пытаясь сфокусировать взгляд. Получалось не очень. Он улыбался, а Алекс, глядя на эту счастливую улыбку, заводился опять. Открытость любимого вот уже полтора года действовала на него совершенно однозначно — он хотел Тони. Дико. Нежно. Страстно. Всего. Целиком.

— Еще хочу… — прошептал охотник.

— Я пойду помоюсь…

— Не надо…

Тони смутился.

— Но…

Алекс кивнул:

— Вот именно так и хочу… На четвереньках…

— Ох, — простонал созерцатель.

— Что, ты устал? — озабоченно спросил Алекс.

— Нет… Просто… То, что ты предложил… Это так развратно, что у меня опять встает.

Алекс тоже смутился.

Тони выполнил желание охотника, перекатившись на живот, а потом встав перед ним на четвереньки. Выгнулся, широко расставив ноги.

Алекс застонал от этого зрелища. Они и раньше любили так друг друга, стеснение изрядно повыветрилось у обоих, но сейчас почему-то все было иначе.

Охотник встал сзади на колени, огладил ягодицы любимого. Поцеловал каждую. Провел пальцем по трепещущему от его прикосновений, все еще влажному от смазки и его спермы, по-прежнему набухшему от возбуждения, мягкому, упругому, словно распустившемуся цветку, анусу. Погладил промежность и напрягающийся с каждой секундой все сильнее член любимого, сжал яички, подержал их в руке, наслаждаясь теплом бархатистой кожи и их тяжестью. Смотреть на это спокойно было невозможно.

— Какой же ты у меня красивый, — только и смог сказать он, беря смазку и готовя его и себя к следующему соитию.

Алекс начал опять хотеть секса еще в душе, невольно лаская себя во время того, как мылся. Сейчас же, снова прикасаясь к Тони, полностью раскрытому перед ним душой и телом, он чувствовал, как возбуждается все больше и больше с каждым мгновением. Войдя совсем без усилий, услышав очередной стон, ощутил, как его член продолжает увеличиваться, заполняет, а затем уверенно расширяет собой родное тепло, окружившее его нежно и сладко.

— Бери меня, — снова простонал Тони.

Он начал двигаться сам, прогибаясь все больше, насаживаясь на Алекса все глубже и глубже. С каждым толчком ощущал, как член охотника затвердевает от его движений почти до такой же каменной остроты, как и в первый раз, и заводился от этого до окончательного умопомрачения.

— Бери столько, сколько захочешь… Я весь, весь твой… — шептал он.

— Я люблю тебя, как же я люблю тебя, мой родной, — простонал Алекс.

Одной рукой он держал Тони за бедро, а вторую положил ему на спину, еще сильнее выгибая его в пояснице.

Тони аж захрипел от такого. Он выгнулся почти до сладкой судороги, а охотник тем временем убрал свою руку с его спины и развел обеими руками его ягодицы. Алекс ввинчивался, вколачивался встречными движениями в его тело так глубоко, как только мог. Овладевал любимым еще бесстыднее, растворялся в нем еще сильнее, проникая не только в тело, но в самую глубину души.

Созерцатель стонал все громче и громче, не в силах сдерживаться от того, что ощущал в теле. Чувства заполняли его с каждой секундой все больше, выплескивались стонами, а затем криками, переходящими в совершенно животный вой.

Когда Тони после очередного вопля затих, дернувшись под руками Алекса и несколько раз непроизвольно легко сжав его член мышцами, охотник понял, что тот наконец кончил. Без рук, только от того, как он, Алекс, довёл его до оргазма. От этого осознания Алекс озверел окончательно и еще через несколько мощных, глубоких толчков, таких, что Тони казалось, будто охотник вбивается в него по самую глотку, созерцатель ощутил подрагивание члена любимого, наполняющего его тело спермой снова, ещё и ещё.

Охотник отпустил Тони только тогда, когда почувствовал, что наконец отдал всё, что мог и его член вот-вот снова выскользнет из уютного тепла тела самого близкого ему человека.

Тони упал на кровать, уткнулся лицом в подушку и глухо застонал.

А Алекс заметил, что накопившаяся уже после двух оргазмов сперма не удерживается внутри раскрытого силой его страсти ануса и начинает стекать по промежности расслабленного, распростертого на постели, оттраханного до полного изнеможения, стонущего в сладкой истоме любимого.

— Я, наверное, извращенец, но более красивого зрелища я не видел еще никогда… — шепнул охотник, краснея.

Он тоже обессиленно лёг рядом. Созерцатель повернулся к нему лицом. Когда Алекс заметил, что тот смотрит уже осмысленно, он коснулся губами губ Тони и снова шепнул:

— Спасибо…

— Я люблю тебя, мой родной, — очень тихо сказал Тони, смотря Алексу в глаза.

В ванной охотник опять обнимал любимого. Трогал везде, куда мог достать, целовал, покусывал уши.

— Не могу, не могу тебя отпустить, — бормотал он, — люблю, так люблю…

— У меня твоя сперма по ногам течет, — смущенно шепнул Тони.

— Ну и пусть…

От такой откровенности Алекс совсем потерял голову. Нежность изливалась из него, как недавно семя, и остановить это было невозможно, пока он опять не отдаст всё, что у него есть. Охотник все же помылся первым и вышел, замечая, что Тони уже весь горит от смущения. Оставил его в этот раз приводить себя в порядок одного только потому, что хотел еще кое-чего, что возбуждало его до дрожи.

Когда созерцатель вернулся в спальню, то увидел, что Алекс поменял простыню, принес шоколад и открыл бутылку вина.

— Опять кормить друг друга будем? — улыбнулся он.

— Ага… И поить тоже… И целовать…

Они целовали друг другу руки, затем обнимались и целовались в губы, как когда-то, уже так давно, ощущая вкус шоколада и вина — один на двоих. Чувствовали как возбуждаются вновь — постепенно, неторопливо, почти насытившись близостью. Замечали, как их члены тяжелеют под рукой друг у друга, наливаются сладким теплом. Как возбуждение заставляет их снова стремиться соединиться, подчиняет древним инстинктам проникать друг в друга еще и еще.

— Шестьдесят девять? — предложил Алекс.

— Да… — тихо ответил Тони.

— Боюсь только, кончать нам уже нечем, — улыбнулся охотник.

— На поцеловаться, надеюсь, хватит, — пробормотал Тони, устраиваясь поудобнее.

Больше они не разговаривали. Ласкались так сладко и нежно, как только могли. Отдавались друг другу до конца. Ощущали спазмы оргазма друг друга во рту и замирали от осознания того, насколько близки они в этот момент, чувствуя так ярко и откровенно самое интимное проявление жизни другого человека. А затем целовались опять. Нежно, долго. Проникаясь вкусом, давно ставшим родным.

— Спим? — шепнул Алекс, отпуская наконец своего супруга, засыпающего прямо в его объятиях посреди поцелуя.

— Угу…

Тони, уже в полусне, забрался под бок к любимому и свернулся, прижавшись так плотно, как только смог. Алекс обнял его и тихо сказал:

— Так люблю, когда ты ко мне прижимаешься и засыпаешь…

А Тони вдруг, неожиданно даже для себя самого, ответил, как не отвечал никому и никогда в жизни:

— Это — мое место.

— Твое. Навсегда.

— Навсегда.

========== Ну и пусть застукает ==========

Весной нашелся покупатель на квартиру Тони. Пришлось ехать на родину оформлять все необходимые бумаги. И встречаться с родителями Алекса, которые уже несколько месяцев не видели сына.

К счастью, в городе, в котором они жили раньше, обстановка была уже поспокойнее. Нападать на магов больше не собирались. Нет, поговаривали, конечно, временами, что «маги во всем виноваты», но этим все и ограничивалось, в отличие от того, что творилось полгода назад. Активность потустороннего тоже несколько уменьшилась. Ни Тони, ни Алексом спецслужбы больше не интересовались, потому что те были молодыми и неопытными. А «крупные рыбы» вроде Тедди или Хельги из-за границы возвращаться не собирались. Так что парни смогли спокойно завершить свои дела.

Когда они пришли к родителям охотника, дома была только его мать. Ирина обняла сына.

— Мама, мы узаконили наши отношения, — сказал ей Алекс прямо с порога.

Она замерла.

— Как?.. Как же вы смогли?..

— По законам другой страны, где мы живем. Так что теперь мы с Ти — семья. И он и твой родственник тоже.

Алекс обнял любимого. За плечи, как делал это дома, как родного.

Тони заметил, что его в качестве родственника не очень-то рады видеть, но оставаться привидением он больше не собирался. Созерцатель вручил матери Алекса то, что они принесли с собой. Она взяла у него пакет и отнесла на кухню. Парни пошли за ней.

— Папа вернется вечером, — сказала она.

— Значит вечером и отметим, — ответил ей Алекс.

— Вы, наверное, голодные. Есть будете?

Привычные дела помогали отвлечься.

— Будем, — сказал охотник.

Женщина смотрела на мужчин, сидящих за столом у нее на кухне в ожидании обеда. За прошедшее время её сын стал еще сильнее и красивее. И серьезнее. Легкомысленный мальчик стал мужчиной. И это было так больно и приятно видеть. А Тони, полтора года назад ничем с виду не примечательный парень, под влиянием Алекса окреп и тоже стал очень привлекательным внешне. Что нашел в нем Алекс, ей стало понятнее, но пережить то, что они все-таки нашли способ добиться своего, Ирина могла с трудом. В глубине души она все же надеялась на то, что сын «образумится», познакомится с какой-нибудь симпатичной девушкой и «выбросит из головы всякие глупости».

— Ох, ну как же ж вы так! Что же вы делать будете, если детей захотите?

— Усыновим, — пожал плечами Алекс.

Когда они поели, Алекс предложил перейти в гостиную. Он сел на диван, чуть не силком усадил рядом с собой Тони и обнял его. Тони догадался, что охотник делает это сознательно. Взял любимого за руку и не выпускал из своих рук. Время от времени он успокаивающе гладил его по руке, когда чувствовал, что Алекс особенно сильно нервничает.

Они рассказывали о своей жизни, отвечали на вопросы матери Алекса и пытались хоть немного расслабиться, но получалось плохо. Когда хлопнула входная дверь и вернулся отец Алекса, Алекс только сильнее прижал Тони к себе и вжал того в диван, показывая чтоб созерцатель не вставал. Охотник дождался, пока отец заглянет в гостиную и увидит их вместе. И только после того, как отец увидел, с кем он сидит и как, охотник встал. Тони тоже поднялся.

— Мы узаконили отношения, — сказал Алекс отцу, глядя прямо в глаза.

Мужчина сузил глаза.

Тони понял, что отец сейчас опять нападет на Алекса, и больше не стал терпеть это, как стерпел когда-то то, что тот пытался побить его возлюбленного, как выслушивал все, что говорил ему Владислав. Шутки закончились.

Тони шагнул вперед и заслонил собой Алекса, отодвинув того рукой за себя.

— Нет.

Алекс еще никогда не видел супруга таким. Словно весь холод мира собрался в неожиданно властном голосе. И драться Тони был готов не на жизнь, а на смерть.

Владислав посмотрел созерцателю в глаза. Тощее несчастье опять отъелось на заграничных харчах и, хотя все равно уступало Алексу в физических данных, заморышем больше не было. Он внезапно отчетливо понял, что в случае чего два здоровых молодых мужика его очень быстро скрутят, а потом новоявленный родственничек еще и корвалолом возьмется отпаивать «папочку» с сочувственным видом. Он сжал зубы и опустил взгляд. Ирина подошла к нему, обняла.

— Давайте лучше сядем за стол и поговорим, — предложил Тони.

Разговор давался тяжело всем. Когда Тони накрыл своей рукой руку Алекса, заметив, что любимый все еще временами нервничает, Владислав снова покосился на перстень, поблескивающий на руке созерцателя. Мужчина посмотрел на Тони и встретился с совершенно непроницаемым и спокойным взглядом. От смущения, увиденного при первой встрече на лице парня, когда он заметил следы их отношений с Алексом, через полтора года не осталось и следа.

Они встали из-за стола за полночь.

Алекс собрался вызвать такси, чтоб вернуться в гостиницу, в которой они остановились, но мать предложила им никуда не ехать и остаться у них. Тони посмотрел на Алекса и понял, что тот хочет переночевать с ним вместе у родителей. Они кивнули друг другу, и Алекс положил трубку. Поскольку на кушетке в бывшей комнате Алекса места для двоих не было, они остались в гостиной. Когда мать заикнулась было о том, что пусть Тони спит в гостиной один, Алекс ответил ей:

— Нет, мама. Или мы едем в гостиницу и не смущаем вас, или мы спим так, как спят супруги — в одной постели.

Владислава передернуло. Он развернулся и пошел в спальню. Долго не мог уснуть. Обнимал спящую жену и зачем-то прислушивался к тому, что происходило в доме.

Когда они улеглись, и Тони отворчал по поводу неудобного дивана и мягкой постели в гостинице, Алекс спросил у него:

— Ти, я тебя таким один раз, только во сне видел. Наяву это еще страшнее, оказывается. Ты где такому научился?

— С Тедди еще и не такому научишься, — вздохнул созерцатель. — Не люблю это показывать просто.

— Ты… Ты и наяву убивал?..

— Да. Один раз. Давай спать, заинька.

Тони проверил будильник на телефоне, чтоб им встать пораньше, положил к себе под подушку.

Алекс вздохнул. Как обычно, притянул к себе любимого. Тони обнял его в ответ, поцеловал, и Алекс отключился.

Созерцатель повернулся на спину. Он лежал и какое-то время пялился в потолок квартиры, в которой Алекс прожил много лет. Еще раз вздохнул, прижался к охотнику и наконец тоже уснул.

***

Они так и проспали в обнимку всю ночь.

— Вставай, соня, — начал расталкивать Тони охотника рано утром.

Алекс спросонья полез целоваться, как делал это почти всегда по утрам.

— Мы у твоих родителей, — прошептал Тони, наслаждаясь объятиями и лаской.

Он привычно повернулся на бок, спиной к охотнику. Алекс, все еще очень сонный, тоже по привычке обнял его и начал гладить.

— Они спят, — пробормотал охотник, — а ты — изверг. Будишь меня на рассвете.

— А ты хочешь, чтоб они нас лицезрели во всех подробностях? Мало тебе ночевки на этой неудобной мебели?! Еще немного твоих домогательств, и они точно проснутся, я же не железный!

— Точно, — пробормотал Алекс, плотнее прижимаясь к любимому и нашаривая рукой его член, чтоб получше ощутить, насколько тот не железный.

— Не хочу! — развернулся и воспротивился созерцатель.

Алекс, почти проснувшись, обиженно посмотрел на него.

Вскоре после того, как начались беспорядки, из-за которых они уехали с родины, Алекс постригся. Тони, когда увидел вернувшегося из парикмахерской друга, чуть не разрыдался. Впрочем, охотник все равно оставался умопомрачительно красивым, и только это примирило созерцателя с действительностью. Теперь, когда Алекс обижался, то становился похожим на нахохлившегося воробья с торчащими в разные стороны перьями. Это выглядело так уморительно, что Тони не мог смотреть спокойно на него и готов был сделать все что угодно, лишь бы успокоить любимого… И не засмеяться.

Вот и сейчас Алекс нахохлился:

— Почему?

— Ал, ты в своем уме? Твоего папочку инфаркт хватит, если он нас застукает! Тут же даже двери толком не закрываются. И шастал ночью кто-то, я сквозь сон слышал.

— Ну и пусть застукает, — неожиданно спокойно сказал охотник. — А если шастал и до сих пор ничего его не хватило, значит и это переживет.

Алекс внезапно вспомнил, как Тони когда-то утащил его в другой мир в сновидении. «Какая забавная месть получается», — подумал он.

И тут Тони прошиб холодный пот.

— Это что, страшная месть за «ебеня» в сновидении? — ошеломленно прошептал он.

— Я тоже только что вспомнил об этом, — улыбнулся охотник. — Я не специально, «оно само». Хотя фантазия о том, чтоб заняться любовью с тобой тут, у меня была…

Тони вздохнул. Вставать совсем не хотелось, выбираться из объятий любимого тем более. Ничего не случится, если он еще пару минут поваляется. Он развернулся снова спиной к Алексу и устроился поудобнее.

Алекс поцеловал его в шею и продолжил ласкать, замечая, как созерцатель дрожит от возбуждения, несмотря на все свои ядовитые слова. И это было так восхитительно ощущать.

«Не хочет он… Как же, как же… » — охотник ухмыльнулся.

— Хорошо, не будем, — сказал он и отодвинулся от любимого.

Тони тут же придвинулся к нему. Алекс отодвинулся еще и почувствовал спиной стену. Созерцатель снова придвинулся к нему так плотно, как только смог. Еще и поерзал, прижимаясь получше задом. Так, чтоб возбужденный член охотника очутился прямо у него между ягодицами. У Алекса перехватило дыхание от такого.

— Ты ж не хочешь! — хмыкнул он. — Чего ко мне так прижимаешься?!

— Ты теплый, — буркнул Тони и прижался еще плотнее.

Алекса перспектива греть холодную стенку ни разу не вдохновила. Он приподнялся и невольно оказался сверху.

— То, что я чувствую под собой, называется вовсе не «не хочу», — ухмыльнулся он. — Ты, оказывается, тоже путаницу любишь, да?

— Это — физиологическая реакция, — попытался спихнуть его с себя Тони.

Спихивать супруга было некуда, они и так уже забрались под самую стенку.

— Будешь продолжать меня по всему дивану гонять, точно всех разбудим… И мебель разломаем, — улыбался охотник. — Мне так нравится ломать мебель… О, здесь еще стол есть! Давай на столе, а? По нашей старой доброй традиции?

Тони в ужасе уставился на Алекса. Тот явно загорелся идеей пошалить на столе. То, что старый стол может запросто не выдержать двух здоровых бугаёв, охотника ни разу не смутило. Насолить родителям хоть как-то ему, видимо, очень хотелось.

— Ал… Черт… Я… Стесняюсь…

— Ах вон оно что… — понимающе посмотрел на него Алекс. — Как ты мне когда-то говорил, расслабься… И получай удовольствие от семейной жизни и некоторых её привилегий.

— Каких еще привилегий? — удивился Тони.

— Таких, что когда тебя застукивают, то это не ты плохой и нехороший, а подглядывать нехорошо, — ухмыльнулся во все тридцать два охотник.

— Об этом я не подумал, — удивленно посмотрел на него созерцатель.

— Так как, — Алекс наклонился к самому уху любимого, — обкончаем им стол на прощанье, а? Когда еще такой случай представится?

— Ал, ты точно не в своем уме, — хрюкнул от смеха Тони, — мы его разломаем.

— Я согласен на компромисс — сделать это по-тихому, — продолжал почти беззвучно ржать Алекс.

— Уговорил, — Тони уже тоже трясся от беззвучного смеха.

— Люблю тебя, мой родной…

— Я тебя тоже люблю…

— Ти, как ты хочешь: снизу или сверху?

— Снизу.

— Хорошо.

— Я хоть помоюсь пойду.

— Только недолго. А то и вправду проснутся.

Созерцатель оделся и пошел в ванную. Вернувшись, быстро стащил шмотки и снова забрался в постель. Прогнулся, подставляя себя под ласку. Алекс обильно смочил слюной ладонь.

— Жаль, что мы смазку не взяли, — пробормотал он.

Облизал пальцы и начал ласкать любимого. Тони тихонько застонал от удовольствия.

— Тише, тише, родной, — поцеловал его Алекс, — знаю, что хорошо…

Когда охотник вошел, Тони только глаза закатил. Теперь ему уже было все равно, где они. Хотелось только одного — трахаться.

— Ну что, на стол? — ухмыльнулся охотник, когда почувствовал, что любимый подается ему навстречу.

— Ага… — простонал созерцатель.

Они встали с кровати. Тони лег на живот и уцепился за стол руками, Алекс пристроился сзади.

— Выгнись немножко, — попросил он, подбирая угол вхождения. Когда Тони прогнулся, застонал: — Д-да, мой мальчик, вот так хорошо.

Они двигались, только едва постанывая. Тони отвернулся лицом к окну и закрыл глаза, сосредоточившись на своих ощущениях. Алекс тоже уже, закрыв глаза, постепенно приближался к оргазму. Как вдруг скрипнула дверь. За дверью стоял отец Алекса. Он рано проснулся и вышел в туалет, когда заметил через стеклянную полупрозрачную дверь два силуэта. Не выдержав, он приоткрыл дверь. Его сын драл своего благоверного, разложив того прямо на столе.

— Вы… Вы что творите?!

Алекс открыл глаза и повернул голову. Совершенно спокойно он сказал:

— Папа, будь добр, закрой дверь с той стороны. Не мешай нам с мужем.

Тони беззвучно нервно заржал и невольно сжал мышцами член Алекса. Тот, тоже непроизвольно, застонал. Обалдевший отец Алекса так и стоял в дверях.

— Дверь закрой! — рыкнул охотник.

Растерявшийся Владислав все же прикрыл дверь.

Алекс тихонько хрюкнул от смеха и продолжил.

После секса они натянули одежду и пошли вместе в ванную. В ванной Тони прошептал:

— Еще хочу… Теперь сверху.

— Люблю тебя, — поцеловал его Алекс.

Они залезли в ванну, охотник оперся о стену, и скоро Тони уже вбивался в своего Алекса во всю мощь.

— Ты хоть сюда двери закрыл? — спросил созерцатель.

— Вроде бы да, — фыркнул охотник.

Совершенно счастливые, обнимаясь, они вышли из ванной минут через двадцать. Пошли на кухню, чтоб найти там что-то пожрать.

Владислав сидел за столом, явно поджидая их. Алекс даже не подумал убрать свои руки от созерцателя, увидев отца.

— Вы что вытворяете? — встал и тихо, но угрожающе спросил отец.

— Папа, мы — супруги, — спокойно ответил охотник, прижимая к себе любимого, — а чем занимаются супруги в спальне, думаю, тебе уже лет двадцать пять известно.

Он поцеловал Тони в шею.

— Супруги они… — фыркнул Владислав.

— Ага, — кивнул Алекс, — мы и фамилию поменяли.

— Ты что, охренел?!

— На двойную. Получилось красиво.

— Морду вам набить некому…

— Мы еще и поэтому уехали, — подал голос Тони. — Мы имеем такое же право на любовь и спокойную жизнь, в том числе и на спокойную интимную жизнь, как и вы с вашей женой.

— Подождать не могли, что ли, до гостиницы своей? А если бы мать вас увидела?!

— Она не подсматривает, — ответил Алекс, — это ты все никак не успокоишься. Ночью приперся, спать не давал, потом даже в такую рань сексом заниматься мешал.

От такого отец Алекса совсем обалдел.

— Тебя что, не учили, что подсматривать за семейной жизнью людей нехорошо? — спокойно закончил Алекс.

Владислав только беззвучно открывал рот. Не выдержал и сел за стол.

— Насмотрелся? — Алекс снова обнял супруга и нежно его поцеловал. — Жрать хочу, умираю…

— Ебаться меньше надо было, — пробормотал Владислав.

Тут и мать пришла. К счастью, мата она не услышала.

— Проголодались?

— Конечно, они проголодались, — фыркнул отец, — мебель портили, как кролики озабоченные.

— Какое милое семейное утро, — иронично пробормотал Тони.

— Ты же хотел приехать.

— Ал, я счастлив, — тихонько шепнул ему Тони на ушко.

— Серьезно?!

— Угу.

— Сиротинушка ты мой, — снова поцеловал его Алекс.

— Да когда же ты его тискать-то перестанешь? — снова не выдержал Владислав.

— Надеюсь, что никогда, — ответил охотник.

Ирина только вздохнула.

— Идемте есть в гостиную, там стол больше, — предложила она.

— Нет! — дернулся отец.

Тони и Алекс не выдержали и заржали.

Ирина посмотрела на них.

— Вы что, паршивцы, на столе делали?! Вам дивана мало было?!

— Нефиг было подглядывать, — ржал Алекс, — так бы ничего не знал и жил бы себе спокойно.

— Какие же вы все-таки дети, хоть и здоровые лбы вымахали, — фыркнула и она со смеху. — Теперь папа скорее всего новый стол покупать соберется. Наконец-то. Этот мне уже так надоел.

Она обняла Алекса. Поманила к себе и Тони и обняла и его. Поцеловала обоих.

— Будьте счастливы, дети, — тихо сказала она.

— Спасибо, мама, — прошептал Алекс.

— Спасибо, — сказал и Тони.

— У нас для вас даже подарка нет, — вздохнула она, — вы же нас не предупредили.

— Нам ничего не нужно, — ответил Тони. — У нас все есть… У нас есть вы…

Она глянула на созерцателя. Снова грустно вздохнула.

Алекс шмякнулся по своей детской привычке на место, на котором он раньше сидел. Тони взял табуретку и придвинул к его. Алекс подвинулся, чтоб они вдвоем поместись рядом.

Тони снова тихо млел от счастья, сидя за столом рядом с любимым и его родителями.

Алекс обнимал своего ненаглядного созерцателя, жевал любимые котлеты и чувствовал себя почти как в детстве. Ему тоже было очень приятно вернуться хотя бы на пару часов в то время, когда все было просто и понятно.

========== Это всего лишь маска ==========

На следующий день вечером они пошли прогуляться в парк. И снова немного посидеть на «их» месте.

— Ти, кстати! А нескромный вопрос ты мне так и не задал, — вспомнил Алекс события уже почти двухлетней давности.

— И правда…

Тони немного помолчал, а потом все же решился задать вопрос, который его давно интересовал, но из вежливости он не расспрашивал Алекса о предыдущих отношениях.

— Почему ты расстался с девушкой той весной, два года назад? Перед тем, как мы начали встречаться.

Алекс вздохнул.

— Я хотел серьезных отношений. А она — нет.

— Ты… Ты же выглядел как плейбой, — прошептал Тони.

— Это всего лишь маска, — снова вздохнул Алекс, — удобная и эффективная.

Тони сидел рядом с супругом.

— Ти, ты чего молчишь? Я ответил на твой вопрос?

— Да… Боже мой, да…

Тони, услышав такой ответ, почувствовал, как у него снова слабеют колени. Он осмотрелся. Но людей уже было совсем мало в парке. И он решился сказать о том, о чем очень долго молчал.

— Я так боялся, что для тебя секс с мужчиной — просто эксперимент, и отношения тебе не нужны. А я влюбился в тебя до беспамятства. Я видел, как ты выглядел, сколько внимания получал от людей. И от этого мне было еще страшнее. Влюбиться в красавчика-плейбоя — это же настоящий кошмар. Я до отношений с тобой имел глупость завести роман с красивой девушкой. Ничем хорошим это не закончилось. И тут… Наступить на те же грабли во второй раз! Но я не мог отвести от тебя глаз. И по сей день не могу…

Алекс слушал признание Тони. Ему хотелось взять любимого за руку, но он вспомнил, что в отличие от страны, в которой они жили уже почти год, тут лучше не рисковать.

***

Завершив через пару дней все формальности, связанные с продажей квартиры, мужчины зашли в ресторан пообедать.

Подарок Тедди был настолько кстати, что и словами не описать. Теперь не нужно будет тратиться на съемное жилье.

Они пили вино и ждали официанта, который бы принял у них заказ, как вдруг Тони услышал знакомый голос:

— Антон? Ты?!

Он поставил бокал на стол, невольно поднялся и обернулся. Его бывшая, случайно зашедшая в этот же ресторан, вытаращилась на него так, как будто увидела перед собой нечто невероятное. Немудрено. Хоть и смазливый, но худой «ботан», вечно одетый и постриженный как попало, без гроша в кармане, превратился в ухоженного, хорошо одетого, мускулистого и красивого мужчину.

— Здравствуй, Вера, — ответил он ей.

Она подошла к ним, и он из вежливости предложил ей присоединиться. Алекс тоже встал и поздоровался с ней, подав руку, как это было принято в тех местах, куда они переехали.

— Алекс, мой партнер, — представил он охотника ей. — Вера.

Вера присела на предложенный Алексом ей стул.

Она смотрела на своего бывшего, очевидно, принявшего наконец ее слова к сведению. Она, между прочим, совершенно справедливо, сказала всего лишь правду — указала ему на его нелюдимость, бедность и неумение подать себя в обществе, когда он вздумал ей предложить выйти за него замуж. Это ж каким идиотом надо было быть, чтоб решить, что она захочет иметь с ним дело, пока он в таком состоянии! А вот теперь с ним можно было и поговорить. Тем более, что она недавно рассталась с очередным, не соответствующим ее стандартам, мужчиной и, возможно, Тони сможет ее отвлечь от горестных дум и немного развлечь в постели. Когда-то он был готов бежать за ней на край света, только пальцем помани.

Вера посмотрела и на Алекса. Этот тоже был очень даже ничего. Гораздо больше, чем ничего… Она даже на мгновение растерялась, раздумывая, кому отдать предпочтение. Оба были прекрасно сложены и привлекательны внешне. Да и деньги, наверняка, водились, иначе они бы в этот ресторан не пришли. Вот только неизвестно, каков светловолосый в сексе… Тони — это уже, по крайней мере, проверенный вариант. Вера улыбнулась созерцателю.

Когда-то Тони был готов сделать что угодно, чтоб видеть такую улыбку, адресованную ему. И она этим пользовалась вовсю. Сейчас он смотрел на нее непонимающим взглядом. Он же представил Алекса как своего партнера. Почему она флиртует с ним?.. Вопрос девушки был ответом на его недоумение.

— Хорошо выглядишь. Я рада, что ты наконец принял мои слова к сведению, — благосклонно кивнула она. — Занялся бизнесом?

«Ах вон оно что, — догадался созерцатель, — ты думаешь, что Алекс — мой деловой партнер…»

— Я приехал сюда по делу, — уклончиво ответил он.

Алекс только молча смотрел на разворачивающийся перед его глазами спектакль. Он подумал, что это, наверное, о ней Тони с такой болью рассказал ему в парке. Девушка, действительно, была красива. Вот только не похоже было, чтоб её интересовало еще что-то, кроме собственной красоты. И Тони она помогать не спешила в том, чтоб и он стал более привлекательным внешне, как сделал это Алекс, понимающий, что люди относятся лучше к тем, кто красив.

— Мы могли бы встретиться после того, как ты закончишь с делами. Вспомним прошлое, выпьем по чашечке кофе. Возможно, я была бы не против теперь пообщаться с тобой снова.

Созерцатель обалдел от такого предложения.

— Видишь ли, Вера, я, наверное, не совсем точно выразился. Я представил Алекса как своего партнера, потому что так это называется официально. По-простому, он — мой муж, — сказал Тони как можно спокойнее, внутри начиная закипать от злости из-за такого корыстного отношения к нему.

— Твой… Кто?! — не в силах поверить сказанному, переспросила она.

— Мой муж, мой супруг. Человек, которого я люблю и с которым связал свою судьбу, — дотошно уточнил созерцатель.

— Ты… Ты очень изменился, — только и смогла пробормотать она, не сумев скрыть свое замешательство.

— Да, — кивнул Тони, — во многом это — заслуга Алекса.

Он с такой любовью посмотрел на охотника, что ей чуть не стало дурно. От отвращения и… И от зависти, чего уж там. Когда-то он так смотрел на неё. Но кто же мог даже предположить, что жалкий зубрилка за каких-то четыре года превратится в холеного, породистого мужика?!

К ним подошел официант. Она заказала себе бокал мартини. Тони и Алекс — по стейку и еще по бокалу красного вина.

Когда ей принесли выпивку, она пригубила аперитив и, опомнившись от первого шока из-за услышанного, высокомерно заметила:

— Никогда бы не подумала, что у тебя еще и с ориентацией проблемы. Ну, если вдруг надумаешь и это исправить, может быть я все же смогу уделить тебе несколько минут своего времени.

— Боюсь, что я больше не смогу уделить тебе даже несколько минут своего времени, — ответил Тони.

Он встал и вежливо спросил:

— Тебе помочь надеть плащ?

Она вынуждена была встать тоже. Кажется, ее самым натуральным образом выставляли вон.

— Спасибо, не стоит.

Алекс тоже поднялся.

— До свидания, — сказал охотник ледяным тоном.

— Всего наилучшего, — сказал Тони. — Твой заказ я оплачу сам.

Когда они снова сели за стол, и созерцатель всё же перестал дрожать мелкой дрожью от злости, Алекс спросил:

— Это она? Та девушка, о которой ты мне рассказал в парке?

— Угу, — кивнул Тони.

— Мда… По-моему, она была не очень-то рада тому, как ты изменился.

Тони улыбнулся и посмотрел на любимого.

— Зато я рад тому, что ты мне помог. Спасибо тебе, родной.

— Как же иначе? Я ведь люблю тебя, — тихонько сказал Алекс. — И тоже рад тому, что и ты теперь, как ты тогда выразился, выглядишь как «красавчик-плейбой».

Тони, ошеломленный такими словами, чуть не пролил на себя вино, которое все же хотел допить.

— Что?! Правда, как красавчик-плейбой?!

— Угу, — ухмыльнулся Алекс. — Секси до умопомрачения красавчик-плейбой.

— Какой кошмар, — смущенно пробормотал Тони.

К счастью, им наконец принесли еду, и можно было отвлечься.

— За тебя, мой любимый красавчик-плейбой, — подмигнул Алекс супругу, поднимая свой бокал.

Тони покраснел до кончиков ушей и по привычке чокнулся с охотником.

Вечером в гостинице они занимались сексом так откровенно, что порно могло нервно покурить в уголке.

От того, что Алекс шептал Тони на ушко, созерцатель краснел, как вареный рак. А охотник только ухмылялся. Видеть смущение своего ненаглядного он обожал вот уже почти два года и отказывать себе в таком удовольствии и развлечении ни разу не собирался.

========== Хочу, чтоб все были счастливы ==========

Оксана коротала вечер пятницы в библиотеке мага. Кто бы мог подумать, что Тедди окажется весьма состоятельным человеком у себя на родине.

Несмотря на то, что приближалось лето, вечера все еще были прохладными. Сидя в удобном кресле возле камина, она листала книгу, когда услышала шаги за спиной. Обернулась. К ней подходил Давид. Ему уже было под сорок, но сейчас он был еще привлекательнее, чем когда она познакомилась с ним, будучи студенткой.

«Ну почему все охотники-мужчины такие красавчики?» — подумала она.

Природное обаяние, усиленное практикой магии, обычно было предметом зависти созерцателей. А этот мужчина привлекал ее гораздо больше, чем коллега, последние года три. Вот только решиться на то, чтоб сделать первый шаг, она так до сих пор и не смогла.

Давид присел в кресло напротив нее.

— Как книга? Интересная?

Оксана очень удивилась. Раньше он с ней не заговаривал на личные темы. Работали они вместе тоже редко. Впрочем, после вынужденного отъезда многое изменилось. Жизнь под одной крышей сплотила магов. Правда, некоторые уже рвались «на волю», но Тедди сопротивлялся изо всех сил. Оксана подозревала, что магу просто нравилось жить в обществе людей. А им идти пока все равно было некуда. Работу на новом месте было не так просто найти.

Тедди предложил каждому работать с ним. Они пока согласились, чтоб освоиться на новом месте и чтоб хоть как-то отблагодарить его за доброту, но мало кто, кроме его бывшего ученика и Алекса, хотел связать с ним свое будущее настолько тесно. Да и другой язык нужно было выучить. Не все могли так «грызть гранит науки» как Тони, который несмотря на свое пока еще слабое здоровье, уже неплохо разговаривал на родном языке своего бывшего учителя.

— Да. Библиографическая редкость.

— Ты что-то грустишь последние недели, — заметил Давид.

Оксана удивилась еще больше. С чего бы это внезапно ему интересоваться ее настроением?

— Ностальгия, — усмехнулась она.

— Понимаю. Может сходим куда-нибудь, развеемся?

Оксана совсем растерялась. Давид, насколько она знала, был до сих пор не женат. Одно время она даже думала, что он гей, и смирилась с тем, что, несмотря на свою симпатию, придется искать кого-то другого.

— Это свидание? — прямо спросила она.

— Да, — просто ответил Давид. — Многое изменилось после отъезда.

— Да, — попыталась улыбнуться созерцательница.

Получилось не очень хорошо.

— Электричка до города отправляется через час, — сказал Давид. — Сегодня неплохой фестиваль современного искусства в центре.

***

Вернулись они поздно. Дворецкий, как всегда сохраняя невозмутимое выражение лица, открыл им дверь. Оксана надеялась тихо прошмыгнуть в свою комнату, но не получилось. В коридоре второго этажа они столкнулись с Алексом. Кажется, тот был не дурак пожрать по ночам. Вот и сейчас он, весьма вероятно, шел с кухни, доедая кусок пирога. Охотник, заметив их, осклабился как кот, поймавший крупную мышь.

— Доброй ночи, — довольно громко объявил он.

— Доброй, — хмуро покосилась на него Оксана.

Теперь Элен, с которой она жила в одной комнате, точно проснется.

— А ты мне говорил, что ничего не получится, — довольно ухмыльнулся он, обращаясь к Давиду.

— Алекс, ты что, сводничеством занялся?! — возмутилась Оксана.

— Я давно уже наблюдаю за вами, — как ни в чем не бывало, ответил Алекс. — Без меня вы бы еще кто знает сколько копались.

— Ничего себе, — пробормотала созерцательница.

Не дожидаясь, пока еще и Давид выскажет ему все, что думает, Алекс юркнул в свою комнату, быстро прикрыв за собой дверь.

— Это правда?! — посмотрела она на Давида.

Тот только кивнул.

— Я три года по тебе с ума сходила!

— Я два…

Давид приблизился к ней. Созерцательница не отстранилась.

Неожиданно Алекс приоткрыл дверь.

— Желаю счастья, — ухмыльнулся он.

— Вали отсюда, мелкий засранец! — не выдержал Давид.

Алекс почти хлопнул дверью у них перед носом, придержав ее в последний момент, чтоб не разбудить Тони.

Давид обнял Оксану. Мягко коснулся ее губ своими. Она не сопротивлялась, позволяя обнимать и ласкать её нежное, округлое тело. Стройная, с длинными каштановыми волосами, сейчас распущенными… Он судорожно вздохнул.

— Ты восхитительна!

— Спасибо за комплимент, — смутилась Оксана.

— Я был таким дураком…

— А я не решалась на первый шаг…

— Надеюсь, Алекс нас больше не потревожит.

— Он забавный, — улыбнулась Оксана.

— Я завидовал ему на их свадьбе с Тони.

— Я тоже, — тихо сказала Оксана. — Но, кажется, больше не завидую.

Она посмотрела в темно-карие глаза охотника. Давид был немного выше нее ростом. Как раз настолько, чтоб можно было откинуть голову и таять в его сильных объятиях.

***

Через пару недель Давид предложил Оксане снять номер в отеле в городе на одну ночь, поскольку он жил в комнате с Радомиром, а она жила с Элен.

Утром, проснувшись первым, он смотрел на спящую девушку. И внезапно понял, что хотел бы видеть ее рядом всю свою жизнь.

— Я люблю тебя, — шепнул он ей на ушко.

— Я тебя тоже, — отозвалась в полусне Оксана.

Созерцательница открыла глаза, осознавая, что сказал ей Давид и что она ответила. Давид смотрел на нее, улыбаясь.

— Что ты меня тоже? — шепнул он, лаская ее грудь.

— Люблю тебя тоже, — краснея, ответила Оксана.

***

Они вернулись к двенадцати часам в поместье Тедди. Поскольку был выходной, то многие их коллеги были в доме. Войдя в холл, они заметили, как Тони, стоя на лестнице, методично объясняет Алексу подробности исправления мелких недочетов с ремонтом в их доме. Охотник, похоже, был настроен совсем не на деловой лад и почти припер мужа к стенке с явным намерением прижать его к ней, невзирая на присутствие других людей.

— Кхм, — не выдержала Оксана. — Пропустите нас.

Алекс глянул на счастливую парочку. Ухмыльнулся.

— А чего это вас на завтраке не было?

Тони одернул его. Но Алекс был неумолим.

— И за ужином я вас не видел.

— Ал, ну не мешай же ты людям!

— Алекс, огребешь, — тихо сказал ему Давид.

— Хочу свадьбу!

— Тебе нашей мало было?! — схватился за голову Тони.

— Мало! Я бы всех переженил.

— Простите его, — улыбнулся Тони. — Он сам не свой до сих пор. Для нас возможность узаконить отношения очень много значит.

— Я понимаю, — ответила Оксана.

Алекс посмотрел на Тони.

— Хочу, чтоб все были счастливы, — сказал тихо.

— Ох, Алекс, — улыбнулся Давид. — Ты такой смешной. Мы будем, обещаю.

Тони прижал к себе любимого.

Алекс положил ему голову на плечо, чувствуя, что сейчас заплачет. Он сдержался с большим трудом. Прикрыл глаза и чувствовал, как Тони гладит его по голове. Так нежно. При всех.

========== Мы дома ==========

В начале лета Тедди наконец отпустил Алекса и Тони жить «на волю». Вещи, привезенные с родины в контейнере, стояли в гараже их дома вот уже пару недель. И даже дух весь извелся. Летал из одного кристалла в другой (Алексу пришлось взять два самых красивых в дорогу год назад, иначе фамилиар становиться невидимым в людных местах отказывался) и ныл каждому магу, которого он встречал в доме, как там его остальные кристаллы пылятся в ужасном ящике! Дом без присмотра! Кактус без удобрений! Кошка приносит всего две мыши в неделю! Кошмар.

Маги хохотали и подозревали, что Тедди согласился отпустить Тони и Алекса, хоть и ворчал по поводу безопасности, только потому, что и его неугомонный крокоптиц тоже достал.

Парни устроили вечеринку по случаю новоселья на их новой кухне за столом, чудом пережившим перевозку. Тони хотел его выкинуть, а не везти, но Алекс сказал, что этот «раритет» он потом утащит в подвал и никому его не отдаст.

Вечером охотник шмякнулся на их кровать, застеленную той самой постелью, на которой они провели свою первую ночь вместе два года назад.

С утробным мяуканьем в спальню явилась кошка.

— Ал, нет! — взвыл Тони, выходя из ванной и на ходу вытирая голову полотенцем.

— Что?! — подскочил Алекс.

— Не пускай на кровать это чудовище! У нее в зубах мышь! Вот нахрена ты ее надрессировал на игрушечных, а?!

— Охотница! — довольно ухмыльнулся Алекс.

Но кошку все же с добычей в постель не пустил. Затем тоже пошел в душ, предоставив созерцателю почетное право выбросить несчастную жертву инстинктов их любимицы.

Два часа спустя они лежали и смотрели на звезды, которые было видно из окна.

— Мы дома, — шепнул Тони.

— Ага…

Алекс сгреб в охапку своего ненаглядного, поцеловал и отключился. А Тони, как и два года назад, лежал и еще долго не мог уснуть, думая о том, как же теперь жить дальше.

========== Ты запомнишь это ==========

Однажды вечером Тедди сказал Алисе:

— Помнишь, ты меня как-то о превращениях спрашивала?

— Такое забудешь, — поёжилась Алиса.

— Роман Тони и Алекса и их изменения — это очень маленькая часть подобного.

— Что, взялся-таки на людях экспериментировать? — нахмурилась она.

— Ну… В случае с Тони так получилось, что поблизости охотник был. Я не специально. Большая удача, кстати.

— Ты еще и поэтому им дом подарил?

— И поэтому тоже. «Дом с магией», как выражался один дух, которого они поймали в горах в свое время. Чтоб им было легче заботиться о себе и друг о друге. Ни один маг не застрахован от судьбы отца Тони. Я очень рад за них, что они заключили союз. А я и дальше буду за ними присматривать потихоньку, пока не почувствую, что сердце моё спокойно. — Тедди помолчал, а потом все же продолжил: — Мне в свое время никто особо не помогал и не поддерживал меня. Многие двери этого мира не открывались передо мной так же, как перед другими людьми.

— Ты мне не говорил, — прошептала Алиса.

— Я привык, — пожал плечами Тедди. Усмехнулся: — Наверное, я стал не самым добрым магом. Иногда до сих пор удивляюсь, как вы все терпите мои выходки.

— Мы тебя любим, — обняла его Алиса. — Со всеми твоими выходками, такого, какой ты есть.

Тедди вздохнул.

— Джордж был недоволен сначала, — усмехнулся старый маг. — «Уехал хозяин один, а вернулся с целым выводком» — так он пробормотал, когда думал, что я не слышу. Но, по-моему, в глубине души он тоже рад компании людей. Как и я рад вам всем.

— Приятно почувствовать себя человеком? — улыбнулась Алиса.

— Да. И я счастлив!

***

Тедди не спалось. Длинные летние дни позволяли вставать пораньше, и он уже с рассвета сидел в кабинете и раздумывал над очередной главой своей новой книги. Внезапно прозвучал звонок, и из небольшого коммутатора донесся голос дворецкого:

— К вам посетитель, хозяин.

— Проводи его ко мне, — распорядился Тедди.

Дворецкий открыл дверь кабинета, пропуская гостя внутрь. Тедди глянул на посетителя, не вставая из-за стола. Гость выглядел как типичный бизнесмен средних лет. Высокий, лощеный, одетый в дорогой костюм. Хамоватый, но умеющий изображать хорошие манеры, когда ему это было выгодно.

— Слушаю вас, — произнес Тедди.

Гость осмотрелся, уселся в кресло, стоявшее напротив письменного стола мага, и начал излагать свое дело.

Тедди вникал в рассказ посетителя и просматривал вероятности развития событий в результате его возможных вмешательств. Когда бизнесмен наконец замолчал, маг спокойно ответил:

— Нет.

— Это дело сулит огромную прибыль.

— Нет.

— Вам обеспечена большая известность.

«Только этого мне еще не хватало», — усмехнулся про себя Тедди.

— Нет, — все так же спокойно ответил он вслух.

Бизнесмен не унимался и продолжал пытаться добиться своего.

— Вы понимаете, что может начаться война, если я сделаю то, что приведет к успеху вашего предприятия? — прервал его речи Тедди.

— Ну и что? — совершенно искренне удивился гость.

— Я не возьмусь за это.

Посетитель перешел к угрозам:

— У меня большие связи, могут пострадать ваши друзья и близкие.

Тедди смерил его тяжелым взглядом.

Бизнесмен замер. Испытывать на себе взгляд старого мага было весьма неприятно.

«Я и не таких обламывал», — храбрясь, подумал он и продолжил давление на Тедди.

Старый маг встал. Гость тоже непроизвольно поднялся. Тедди посмотрел пристально в глаза мужчине.

Внезапно глаза мага начали светиться янтарным огнем. Когда бизнесмен попытался себя убедить, что ему показалось, обнаружил, что освещение в комнате изменилось. Вместо солнечного дня наступили сумерки. И хотя все было по-прежнему хорошо видно, кое-что стало другим. Он услышал негромкое шипение. Посмотрел на источник звука и увидел, что статуэтка змеи, стоящая на столе у мага, оживает, увеличивается в размерах, вытягивается в высоту. Изменяет свой цвет, становясь темной дымкой. Размеренно, как заводная игрушка, начинает покачиваться из стороны в сторону. Живая, одновременно являясь мертвой. Зрелище было настолько страшным и отвратительным, что его вырвало.

— Если я узнаю, что кому-то из моих близких или друзей угрожает хоть малейшая опасность, изведу весь твой род на корню, — похоже на змею, тихо прошипел маг.

От ужаса бизнесмена опять стошнило.

— Ты запомнишь это, — все так же тихо сказал Тедди.

Маг моргнул, негромко хлопнул в ладоши.

Звук прозвучал для гостя как оглушительный выстрел. Он чудом остался в сознании. Освещение в комнате стало таким же, как было, небольшая статуэтка снова всего лишь тускло поблескивала на столе.

— Вон из моего дома, — сказал Тедди, садясь в свое кресло за столом. — Я запомнил тебя. И предупредил.

Мужчина на негнущихся ногах, дрожа от холода и все еще испытывая позывы к рвоте, повернулся и вышел. За дверью его ждал дворецкий. Он провел гостя к выходу из дома. Джордж вернулся, постучал в дверь и вошел в кабинет.

— Вели, чтоб убрали, — поморщившись, сказал ему Тедди.

— Да, хозяин, — поклонился слуга.

Джордж окинул взглядом пострадавший ковер. Покачал головой, сокрушаясь по поводу испорченной дорогой вещи, и пошел выполнять распоряжение любимого хозяина.

Тедди взял свой мобильный и вышел из кабинета на террасу. Глубоко вдохнул свежий воздух. Отдал распоряжения охранникам поместья — видимым и невидимым.

«Эй, идеал, как ты там?» — позвал он духа, живущего у Алекса и Тони.

«Чего тебе?» — откликнулся дух.

Он как раз недавно удачно поохотился и пребывал в благодушном настроении. Летал между кактусами в небольшой оранжерее, изучая пополнение коллекции Тони, и предавался мечтам.

«Внимательно следи за всем, что происходит. Почувствуешь опасность, сообщай мне немедленно», — приказал он духу.

«Опять пакость тебе предлагали какую-то?» — усмехнулся дух. Подобное указание было не первым.

«Да, — вздохнул маг. — Уже третьего пугаю, а слухи никак не разойдутся в достаточной мере. Всё забыли, пока меня тут не было. До сих пор репутацию восстанавливаю».

«Люди, что с них взять, — снисходительно заметил дух. — Может укокошить все-таки парочку, тогда на них подействует?» — кровожадно облизнувшись, продолжил.

«Очень ценный совет», — иронично усмехнулся Тедди.

«Конечно, я же идеален», — надулся от гордости дух.

Маг вернулся в кабинет после того, как там убрали, предупредил дворецкого, чтоб его больше не беспокоили. Глянул на часы и порадовался, что еще всего лишь десять утра, и он еще многое успеет сделать сегодня. Открыл ноутбук и вернулся к своим размышлениям.

«От хорошего дела я бы не отказался…» — подумал маг, вспоминая утренний визит. «Этот, к сожалению, идиотом оказался, но нужно будет поискать, может найдется что-то получше…»

Тедди посмотрел на телефон и набрал номер одного своего старого знакомого. Вспомнил еще несколько номеров. Пообщаться никогда не помешает. Да и в сновидении заглянуть в парочку мест и выяснить, куда нынче ветер дует, тоже не повредит. Глядишь — и что-то интересное найдется.

========== Примечания ==========

Erlkönig — баллада Гете. В русском переводе Жуковского «Лесной царь». В городе, в котором я сейчас живу, есть ночной клуб с таким же названием — Erlkönig.

***

Капитан Грей — герой повести Александра Грина «Алые паруса».

***

Йоуалли-ээкатль — ночь, ветер (невидимый, неосязаемый). Дифразизм, указывающий на своего рода трансцедентность, соотнесенную с высшим божественным началом. Его невозможно увидеть — оно подобно ночи; его невозможно осязать — оно подобно ветру. Следовательно, он выходит за пределы опыта, который в культуре нагуа выразительно назван «видимым и осязаемым».
Комментарий к Примечания
Часть четвертая. "Черное и красное":
https://ficbook.net/readfic/4963250